• Реклама

Северный поход национально-революционной армии (июль 1926 — март 1927 г.).
Национальная революция 1925—1927 гг.
История Китая

Северный поход национально-революционной армии (июль 1926 — март 1927 г.). Национальная революция 1925—1927 гг. История Китая

Боевые действия НРА и тактика Компартии

Северный поход против милитаристов с целью объединения, демократизации и национального освобождения Китая был провозглашен еще Сунь Ят-сеном основной политической задачей гоминьдана. Под флагом подготовки Северного похода гоминьдан проводил все мероприятия по укреплению гуандунской революционной базы в 1925—1926 гг. Отношение к Северному походу было также одной из узловых проблем тактики КПК.
Военно-политическая ситуация, сложившаяся в Китае к лету 1926 г., благоприятствовала началу Северного похода. Весной 1926 г. гоминьдановское Национальное правительство объединяло под своей властью четыре южные провинции — Гуандун, Гуанси, Гуйчжоу и Хунань (последнюю частично). Войска милитаристских группировок этих провинций были переформированы в соединения НРА, общая численность которой приблизилась к 100 тыс. человек. Военным союзником НРА была национальная армия Фэн Юй-сяна, хотя и отступившая на запад после временного поражения, но сохранившая основные силы (более 100 тыс. человек) и вооружение. На стороне НРА были активная поддержка рабочих и крестьян, массовых общественных организаций и КПК, сочувствие всех прогрессивных элементов страны. Главные милитаристские клики, противостоявшие НРА, — Чжан Цзолиня (около 200 тыс. солдат), У Пэй-фу (более 200 тыс. солдат) и Сунь Чуань-фана (около 160 тыс. солдат) — обладали внушительным численным превосходством и пользовались помощью империалистических держав. Но лагерь реакции раздирался острыми внутренними противоречиями, большинство населения ненавидело милитаристов и с нетерпением ждало прихода революционных войск. Профсоюзы и организации КПК в тылу милитаристов, загнанные в подполье, но сохранившие силы, активно готовились к решительным боям, особенно в Шанхае, где находился ЦК КПК.
Решение о практической подготовке к Северному походу было принято на майском пленуме ЦИК гоминьдана. Главнокомандующим всех войск, выступивших в поход, был назначен Чан Кай-ши. 1 июля 1926 г. гуанчжоуское Национальное правительство опубликовало Манифест о Северном походе, вскоре началось продвижение главных сил НРА на север.
Независимо от отношения к походу различных классовых сил и расчетов, которые связывали с ним политические партии и группы, входившие в единый фронт, Северный поход приобрел характер национально-революционной войны китайского народа против феодальной агентуры империализма — северных милитаристов. Пленум ЦК КПК, состоявшийся в начале июля 1926 г., оценил Северный поход как «новый период национально-освободительного движения против гнета иностранных империалистов и внутренних милитаристов» и принял тактику развертывания рабоче-крестьянского движения в период похода. О поддержке похода заявили состоявшиеся незадолго до этого в Гуанчжоу III Всекитайский съезд профсоюзов, представлявший более 1,2 млн. организованных рабочих, и II съезд крестьянских союзов Гуандуна, на котором присутствовали также представители от И других провинций.
Главным для партии в новой обстановке был вопрос о ликвидации последствий переворота 20 марта, т. е. проблема гегемонии в революции. Коммунисты ставили вопрос так: либо руководство останется в руках «мартовцев», т. е. буржуазно-помещичьего блока во главе с Чан Кай-ши, и тогда возобладает ясно наметившаяся тенденция к буржуазно-помещичьей военной диктатуре, а революция закончится компромиссом с империализмом и разгромом рабоче-крестьянского движения; либо во время Северного похода удастся развернуть рабоче-крестьянское движение до таких масштабов, чтобы оттеснить «мартовцев» от руководства революцией, завоевать гегемонию пролетариата, и тогда обеспечено развитие революции по наиболее радикальному пути.
Поэтому основным направлением деятельности партии во время похода стала мобилизация и организация революционных сил рабочего класса и крестьянства; военная работа стояла на втором месте. Такое распределение сил и задач партии диктовалось объективными требованиями революции и реальными возможностями КПК, Северный поход НРА вызвал новый революционный подъем в Китае. Развитие революции шло но двум взаимосвязанным направлениям: во-первых, военный разгром и разложение армий милитаристов, распространение власти гоминьдановского Национального правительства на Южный и Центральный Китай, перенесение гоминьдановской столицы из Гуанчжоу в Ухань; во-вторых, углубление и обострение классовой борьбы, бурный рост массового рабоче-крестьянского движения, резкое оживление политической активности национальной буржуазии наряду с усилением компрадорско-помещичьей реакции внутри и вне единого фронта. В международном плане нарастание революционных событий в Китае сопровождалось, с одной стороны, расширением политической, материальной и моральной помощи Советского Союза силам китайской революции, а с другой — расширением империалистической интервенции (прямой и косвенной) и раскольнической деятельности империалистической агентуры в революционном лагере.
Военно-стратегический план Северного похода был разработан и блестяще осуществлен под руководством советских военных советников во главе с В. К. Блюхером.
В июле — октябре 1926 г. главные силы НРЛ разгромили войска У Пэй-фу в Хунани и Хубэе, выйдя в район трехградья Ухань. Туда же в октябре переезжают ЦИК ГМД и гоминьдановское правительство. Центр революции перемещается из Гуанчжоу в Ухань; Гуандун, ставший глубоким тылом, постепенно превращается из революционной базы в очаг гоминьдановской контрреволюции.
После решающей победы над У Пэй-фу НРА поворачивает фронт на восток против Сунь Чуань-фана, в течение ноября 1926 — марта 1927 г. наносит ему поражение и зашшает провинции Цзянси, Фуцзянь, Чжэцзян, Аньхой и Цзянсу с такими крупными политическими и экономическими центрами, как Наньчан, Нанкин, Шанхай. На этом первый этап Северного похода завершается.

В боях против милитаристов прославился «железный» коммунистический полк Е Тина. Самоотверженно сражались коммунисты и в других частях НРА. Те подразделения, где командирами и комиссарами были коммунисты, отличались особо высокими морально-политическими и боевыми качествами. Неоценимый вклад в победу Северного похода внесли советские военные специалисты — пехотинцы, артиллеристы, летчики, связисты, — в полной мере проявившие высокий дух пролетарского интернационализма, воинскую доблесть и профессиональное мастерство.
Успехи войск Северного похода позволили национальной армии Фэн Юй-сяна, которой также была оказана существенная помощь со стороны СССР, разбить блокаду фэнтяньских и чжилийских милитаристов и выйти на исходные позиции в Шэньси с целью последующего соединения с НРА в Хэнани.
В результате первого этапа Северного похода власть революционного гоминьдана распространилась почти на половину страны, наиболее развитую в социально-экономическом и политическом отношении. Окончательная победа гоминьдана над северными милитаристами стала после этого лишь вопросом времени.
Основными причинами быстрого военного успеха НРА были, с одной стороны, отсутствие единства в лагере внутренней и империалистической реакции, с другой стороны, то, что гоминьдановские армии шли в поход под революционными знаменами национального освобождения и демократии и потому пользовались поддержкой КПК и всех прогрессивных сил страны, а также СССР и международного коммунистического движения.
Первый этап Северного похода был вместе с тем и периодом наибольшего размаха национальной революции 1925—1927 гг.

Подъем рабочего и крестьянского движения. КПК во главе революционных масс

Одной из важнейших особенностей китайской революции в целом, в том числе событий 1925—1927 гг., было преобладание военного фактора, ставившее борьбу рабочих и крестьян в зависимость от действий и позиции армии. Но революционные армии не были изолированы от народа. Именно поддержка рабочих и крестьян явилась важнейшей предпосылкой успехов НРА, которые в свою очередь создавали благоприятные условия для подъема массового движения. Росту рабоче-крестьянского движения и влияния КПК способствовало также то, что группа Чан Кай-ши, как и другие соперничавшие с ней гоминьдановские группировки (Ван Цзин-вэя, Тан Шэн-чжи и др.) вынуждена была ради успеха похода и в борьбе за власть заигрывать с массами, допустить развитие массового движения и продолжать сотрудничество с коммунистами. КПК со своей стороны стремилась максимально использовать эти благоприятные условия в интересах революции.
Стремительный рост рабочего и крестьянского движения на территориях, занятых НРА, был в основе своей стихийным процессом. Смысл всей массовой работы коммунистов заключался в том, чтобы, пользуясь создавшимися небывалыми возможностями, внести в него элементы организованности и сознательности, возглавить революционные массы, подвести демократический базис под Северный поход, реализовать и закрепить политически военные успехи НРА.
В соответствии с рекомендациями Коминтерна КПК со второй половины 1926 г. заметно активизировала работу среди крестьянства, не ослабляя в то же время внимания к рабочему движению.
Бурный подъем крестьянского движения в центральных провинциях находил свое выражение прежде всего в быстром росте численности крестьянских союзов — основной организационной формы крестьянского движения в то время. Динамика роста крестьянских союзов в Хунани типична для этого периода: к июлю 1926 г. насчитывалось 40 тыс. членов крестьянских союзов, в сентябре — 500 тыс., в феврале 1927 г. — 2 млн. и в апреле — 5 млн. В целом по стране к апрелю 1927 г. в крестьянских союзах числилось до 10 млн. членов. После этого под ударами контрреволюции начинается спад крестьянского движения.
Общими для всех районов развитого крестьянского движения были требования урегулирования арендных отношений, снижения арендной платы, налогов и ссудного процента, прекращения произвола и лихоимства сельских деспотов (тухао и лешэнь) и местной администрации, вооружение крестьян, организация крестьянского самоуправления. Таким образом, крестьянство ставило в этот период вопрос не о коренной революционной ломке, а лишь об упорядочении на «справедливой» основе существующих социально-экономических отношений в деревне. Но даже и эти сравнительно умеренные требования, против которых в принципе не возражал даже гоминьдан, в тогдашних китайских условиях невозможно было осуществить без ожесточенной классовой борьбы. Попытка реализовать эти требования и составляла в то время содержание крестьянской революции. Не дожидаясь решений правительства, крестьянские союзы с конца 1926 г. начинают самочинно захватывать власть в деревне, изгонять либо уничтожать сельских деспотов, выносить постановления о снижении арендной платы и т. д.
Коммунисты, бесспорно, были монополистами в руководстве крестьянским движением, хотя работу среди крестьянства вели обычно не от имени КПК, а под флагом гоминьдана. В целом, несмотря на колебания по отдельным вопросам в ЦК (особенно правооппортунистические шатания Чэнь Ду-сю) и местных парторганизациях, линия партии в крестьянском вопросе предусматривала расширение классовой борьбы в деревне в масштабах, максимально допускаемых условиями единого антиимпериалистического фронта.
Рабочее движение в Центральном Китае на первом этапе Северного похода также переживало бурный подъем. В апреле 1927 г. в профсоюзах числилось уже в 2 с лишним раза больше рабочих, чем в июле 1926 г. (почти 3 млн.) 2. Центрами рабочего движения стали Ухань и Шанхай. Стихийный элемент если не преобладал, то весьма сильно ощущался и в рабочем движении, особенно в Хунани и Хубэе. При этом профсоюзы охватывали преимущественно малоквалифицированных промышленных (текстильщики, табачники и т. д.) и непромышленных рабочих, ремесленников, рикш, кули, приказчиков. Влияние партии и профсоюзов среди наиболее квалифицированных слоев промышленного пролетариата по-прежнему было слабым. Распыленность профсоюзов, конфликты и борьба между ними, нехватка руководящих кадров, оторванность руководства от масс были характерны для рабочего движения. Партия стояла во главе борьбы пролетариата, но, как и в деревне, явно не поспевала за темпом и размахом массового движения.
Отличительной чертой рабочего движения в этот период было тесное сочетание экономической и политической борьбы. Рабочие массы не только вели успешную борьбу за улучшение своего экономического и правового положения, но и осуществили ряд таких крупнейших политических выступлений, как захват английских концессий в Ханькоу и Цзюцзяне, шанхайские всеобщие политические стачки и восстания в феврале и марте 1927 г. и т. д. Успех политических выступлений рабочего класса определялся не только его собственной силой, но и единым фронтом с национальной буржуазией.
Иначе обстояло дело с экономической борьбой рабочего класса на национальных китайских предприятиях. Здесь пролетариат вступал в прямой конфликт с буржуазией и даже с мелкой буржуазией, так как во многих случаях высокие требования рабочих на мелких предприятиях приводили к разорению работодателей со всеми вытекающими отсюда экономическими и политическими последствиями. Нередко политической партии пролетариата приходилось в интересах сохранения единого фронта идти наперекор экономическим требованиям рабочих. Но когда позволяли условия единого фронта (например, в Шанхае), партия прибегала к таким высшим формам борьбы, как вооруженное восстание.
Одним из ярких проявлений революционного подъема масс в условиях побед НРА были события, связанные с возвратом Китаю английских концессий в двух портах на Янцзы — Ханькоу и Цзюцзяне. Английский империализм в то время открыто демонстрировал свою враждебность китайской революции; он стоял во главе тех сил международной империалистической реакции, которые призывали к прямой вооруженной интервенции в Китае. Осенью 1926 г. английские военные корабли совершили варварский обстрел порта Ваньсяня на Янцзы и пытались осуществить вооруженную интервенцию в Гуанчжоу. Очередная английская провокация — нападение в начале января 1927 г. морских пехотинцев, охранявших концессию в Ханькоу, на участников массового митинга, праздновавших успехи китайской революции, — привела к тому, что народ захватил английскую концессию в Ханькоу. Через несколько дней (также после провокации империалистов) была занята английская концессия в Цзюцзяне. В феврале 1927 г. английские власти официально согласились с возвращением Китаю концессий в Ханькоу и Цзюцзяне.
За время Северного похода Коммунистическая партия Китвя значительно расширила свои ряды, в партию влилось крупное рабоче-крестьянское пополнение, было создано много новых партийных организаций в городе и деревне. Руководство КПК придавало большое значение политическому просвещению и обучению новых членов партии, особенно повышению теоретического и политического уровня руководящих кадров. Велась интенсивная работа по переводу и изданию отдельных произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, тематических сборников («Марксизм и национальный вопрос», «Крестьянский вопрос» и др.)> документов Коминтерна, советской литературы по основным проблемам марксизма-ленинизма. Большой вклад в популяризацию марксизма и разработку проблем китайской революции внес Цюй Цю-бо своими многочисленными переводами и теоретическими трудами, особую известность среди которых получила книга «Спорные проблемы китайской революции», направленная против правооппортунистических ошибок Чэпь Ду-сю и Пэн Шу-чжи. В целом, однако, повышение идейно-политического и теоретического уровня партии значительно отставало от ее численного роста, решения ЦК КПК о  развертывании сети партийного просвещения оставались на бумаге. Единственный теоретический орган партии журнал «Синь циннянь», редактировавшийся Цюй Цю-бо, прекратил свое существование в июле 1926 г.
Размежевание сил в лагере национальной революции. Военные успехи НРА и сопутствовавший им невиданный подъем массового движения ускорили размежевание сил в едином национальном фронте. Чем яснее вырисовывалась перспектива победы национальной революции, тем более открытьш становилось противоборство двух тенденций, наметившихся в самом начале Северного похода. Национальная буржуазия, напуганная революционной активностью масс, все больше колебалась, склоняясь к поддержке военно-диктаторских устремлений главнокомандующего НРА Чан Кай-ши, к сговору с внутренней реакцией и империализмом для обуздания революционных масс. Внутри гоминьдана это выразилось в углублении расхождений между коммунистами и подлинными последователями Сунь Ят-сена, с одной стороны, и буржуазно-помещичьим крылом —- с другой. К началу 1927 г. размежевание внутри единого фронта привело к образованию двух политических центров. Один, революционный,— в Ухане, куда переехало Национальное правительство, большинство членов ЦИК гоминьдана и основная часть ЦК КПК. Другой — в Наньчане, где находилась ставка главкома НРА Чан Кай-ши, группировавшего вокруг себя все правые силы гоминьдана. И чем больших побед добивалась НРА, тем опаснее становилась угроза, исходившая от группировки Чан Кай-ши.
VII пленум Исполкома Коминтерна, детально обсудивший китайский вопрос, еще в декабре 1926 г. предсказал неизбежный отход буржуазии от революции в ближайшем будущем. Пленум констатировал, что в Китае «оригинальной особенностью текущего положения является его переходный характер, когда пролетариат должен выбирать между перспективой блока со значительными слоями буржуазии и перспективой дальнейшего укрепления своего союза с крестьянством», т. е. между национальным единым фронтом и аграрной революцией. Пленум решительно высказался за вторую перспективу, но вместе с тем рекомендовал как можно дольше сохранять единый фронт, чтобы выиграть время для развертывания революционных сил рабоче-крестьянских масс. Чтобы облегчить решение этой задачи, пленум рекомендовал коммунистам войти в гоминьдановское правительство.
Руководство КПК неоднократно выступало с открытыми предупреждениями о нарастающей опасности вырождения революции в реакционную военную диктатуру, призывая лидеров гоминьдана в Ухане дать решительный отпор диктаторским поползновениям Чан Кай-ши путем смелой мобилизации революционной активности масс. Этого, однако, не было сделано.
Консолидация соглашательских и реакционных сил в гоминьдане вокруг Чан Кай-ши облегчалась тем, что, несмотря на размах революционного движения, завоевания революции были непрочными. На освобожденной территории сохранялись старые, реакционные формы власти. В то же время позиции Чан Кай-ши укреплялись за счет перехода на сторону HP A многочисленных милитаристских генералов, войска которых просто переименовывались и включались в состав НРА. Опасность и ненадежность этого пополнения НРХ\ были очевидны. Объективно переход милитаристов на сторону гоминьдановцев был политическим маневром реакции, направленным на разложение единого фронта изнутри.
К марту борьба внутри единого фронта обострилась до крайности. В начале марта 1927 г. в Ухане состоялся пленум ЦИК гоминьдана, принявший ряд решений, направленных на укрепление позиций левых и власти Национального правительства, ограничение диктаторских поползновений Чан Кай-ши (за ним был оставлен пост главнокомандующего). Еще до этого ЦИК гоминьдана принял решение о возвращении к руководству партией Ван Цзин-вэя. В состав избранного пленумом нового правительства вошли два коммуниста (Тань Пин-шань и Су Чжао-чжэн), занявшие посты министров труда и сельского хозяйства. В декларации пленума подчеркивалось намерение гоминьдана бороться с феодально-реакционными элементами, пытавшимися захватить власть над партией. Однако уханьское руководство во главе с Ван Цзин-вэем не обладало ип решимостью, ни возможностью провести в жизнь свои декларации, оно имело мало реальной власти и зависело от поддержки маскировавшегося под левого гоминьдаповца хунаньского милитариста Тан Шэн-чжи и других подобных ему генералов. Верных революции войск в распоряжении Уханя почти не было, если не считать дивизии коммуниста Е Тина, офицерской школы и других мелких формирований, где имели влияние коммунисты. Да и сами уханьские лидеры гоминьдана по своему классовому составу мало чем отличались от группировки Чан Кай-ши.
Пользуясь слабостью Уханя, чанкайшисты весной 1927 г. развернули в южных и восточных провинциях террор против коммунистов, активистов профсоюзов и крестьянских союзов, левых гоминьдановцев. В Гуандуне бесчинствовал считавшийся ранее левым генерал Ли Цзи-шэнь при поддержке такого же «левого» гоминьдановского идеолога Гань Най-гуана. В Восточном Китае наступлением против сил революции непосредственно руководил Чан Кай-ши, а идеологическое прикрытие репрессиям обеспечивал другой бывший левый — Дай Цзи-тао. Одновременно Чан Кай-ши издал несколько приказов о запрещении антиимпериалистической пропаганды и защите интересов иностранцев.
Империалисты же, с одной стороны, усиливали интервенционистскую политику в Китае, пытались сплотить силы северных милитаристов (в ноябре 1926 г. на конференции в Тяньцзине была создана «Армия умиротворения государства» во главе с Чжан Цзо-линем), а с другой — шли на явное сближение с Чан Кай-ши, обещая ему поддержку в противовес Уханю.

Северный поход национально-революционной армии (июль 1926 — март 1927 г.). Национальная революция 1925—1927 гг. История Китая

Читать дальше История Китая

Вернуться к содержанию История Китая

Комментарии закрыты.