• Реклама

Начало революции (май 1925 — июнь 1926 г.).
Национальная революция 1925—1927 гг.
История Китая

Начало революции (май 1925 — июнь 1926 г.). Национальная революция 1925—1927 гг. История Китая

Характер и особенности революции 1925—1927 гг.

Послевоенный революционный подъем в Китае вылился в форму антиимпериалистической национальной революции 1925—1927 гг. Основными лозунгами национально-освободительного движения были полное восстановление национального суверенитета Китая, свержение власти империалистической агентуры в лице феодальных милитаристов и политическое объединение страны под властью демократического национального правительства. Наряду с этим провозглашались также лозунги буржуазно-демократических свобод, политического и социального раскрепощения трудящихся масс, однако в практике революционного движения социальные аспекты революции не были превалирующими.
Ярко выраженный национальный характер революции обусловил весьма широкий состав ее участников. Основными ее движущими силами были национальная буржуазия, городская мелкая буржуазия, рабочий класс PI крестьянство; к революционному движению примыкали также значительные силы помещиков и даже отдельные феодальные милитаристы. Активное участие в революционной борьбе миллионных масс рабочего класса и крестьянства придавало национальной революции 1925—1927 гг., особенно на ее последнем этапе, черты народной революции.
Особенностью революционного подъема в 20-е годы было неуклонное возрастание роли и значения китайского пролетариата.
Впервые вступив на арену политической борьбы во время «движения 4 мая» 1919 г., китайский пролетариат в необычайно короткий срок поднялся до положения авангарда революции. Выступления рабочего класса были особенно яркими эпизодами революционной борьбы этого периода («движение 30 мая» 1925 г., гонконг-гуанчжоуская забастовка 1925—1926 гг., восстания шанхайского пролетариата весной 1927 г. и др.). В них проявились величайший героизм пролетариата, огромная сила его творческой инициативы и революционный энтузиазм. Главным руководителем и организатором революционной борьбы китайского рабочего класса была Коммунистическая партия Китая. Однако самостоятельные классовые организации пролетариата были непрочными, охватывали сравнительно небольшую часть наиболее сознательных рабочих. Коммунисты, проводившие активную политическую и организаторскую работу среди рабочих, не успели органически связаться с широкими пролетарскими массами. Рабочему классу не удалось завоевать гегемонию в революции 1925-1927 гг.
Руководство революцией 1925—1927 гг. находилось в руках национальной буржуазии, политическим представителем которой была национально-революционная партия гоминьдан. Сознавая слабость национальной буржуазии, гоминьдан искал массовой поддержки среди рабочих и крестьян, но одновременно пытался опереться также на патриотически настроенные помещичьи элементы и на офицерство. На международной арене гоминьдан, не гнушаясь сотрудничеством с соперничавшими империалистическими державами, добивался помощи, особенно материальной, со стороны СССР и искал организационных связей с Коминтерном. Пока рабочее и коммунистическое движение в Китае было достаточно слабым и не угрожало основам существующего социального порядка, национальная буржуазия сотрудничала с коммунистами в рамках единого антиимпериалистического фронта и даже соглашалась в известном смысле делить с ними руководство революцией, сохраняя, однако, решающие позиции в своих руках. Когда же рабоче-крестьянское движение перехлестнуло установленные буржуазией рамки и выявилась реальная угроза перехода руководства революцией в руки пролетариата, буржуазия вместе с примыкавшими к ней помещичьими элементами изменила революции и потопила ее в крови коммунистов и сотен тысяч беспартийных рабочих и крестьян.
Национальная революция 1925—1927 гг. представляла собой сложное переплетение антиимпериалистической борьбы за национальную независимость, в которой принимали участие все слои народа, включая национальную буржуазию и даже часть класса помещиков, с самостоятельными классовыми выступлениями пролетариата, движением городских низов и с антифеодальными выступлениями крестьянства. Однако роль и значение этих отдельных потоков были неодинаковы. Если пролетариат втянулся в борьбу почти целиком, то крестьянское движение развертывалось сравнительно медленно и приобрело значительный размах только на последнем этапе, когда революция пошла на убыль. Многообразны были и формы революционной борьбы: экономические и политические стачки, политические демонстрации и крестьянские бунты, чисто буржуазные парламентские кампании, наконец, военные действия революционных армий против милитаристов. Иными словами, сочетались массовые революционные действия трудящихся с вооруженной борьбой революционных армий под командой буржуазно-помещичьего офицерства. Но преобладающей формой революции были военные действия. Это позволило буржуазно-помещичьим лидерам революции в решающий момент сравнительно легко организовать серию контрреволюционных генеральских переворотов и подавить массовое движение.

«Движение 30 мая»

Началом национальной революции в Китае принято считать «движение 30 мая» — массовые антиимпериалистические выступления китайского народа летом 1925 г., начавшиеся в Шанхае и охватившие в разной степени почти всю страну. Самыми крупными событиями «движения 30 мая» стали всеобщая антиимпериалистическая стачка в Шанхае и 16-месячная гонконг-гуанчжоуская забастовка. Основными силами были рабочий класс, студенчество, мелкая и средняя городская буржуазия. Попытки коммунистов привлечь к участию крестьянство успехом не увенчались; за исключением Гуандуна, крестьяне оставались пассивными. Движение, таким образом, было чисто городским. Оно явилось стихийным выражением возмущения широких слоев китайского народа колониальной политикой империалистических держав, обострившегося конфликта национальной буржуазии с империалистами. В такой обстановке даже милитаристы в период наивысшего подъема движения (июнь 1925 г.) демонстрировали ему показное сочувствие и поддержку, но после отхода крупной шанхайской буржуазии (с июля 1925 г.) те же самые милитаристы обрушились с репрессиями на оставшихся в одиночестве рабочих.
Рабочий класс являлся авангардом и главной силой движения в Шанхае, Гонконге, Гуанчжоу и ряде других городов. Весьма активную, часто авангардную (особенно в провинции) роль играло студенчество. Политическое и организационное руководство (через профсоюзы, студенческие и другие организации) вначале оказалось в руках Коммунистической партии. Произошло это не только благодаря возросшему политическому влиянию КПК, но и вследствие стремления национальной буржуазии использовать рабочих в качестве средства давления на империалистов. Буржуазия, занимавшая антиимпериалистическую, хотя нередко соглашательскую, позицию, старалась держать движение в своих руках и ограничить его размах, не допустить его перерастания в народную антиимпериалистическую революцию. Там, где ей это не удавалось, она отходила от движения, увлекая за собой мелкобуржуазные слои населения и студенчество и оставляя рабочий класс в одиночестве, обрекая его на произвол милитаристов. Одновременно крупная буржуазия развернула активную антикоммунистическую пропаганду, подхваченную всей китайской и империалистической реакцией. Таким образом, «движение 30 мая», носившее ярко выраженный антиимпериалистический, национально-освободительный характер, выявило вместе с тем глубокие классовые противоречия в едином национальном фронте.
Для КПК «движение 30 мая» было первым крупным испытанием ее боевых качеств в роли политического вождя и организатора общенационального выступления китайского пролетариата. Партия, несмотря на все ее слабости, выдержала это испытание.

Поводом для начала событий «30 мая» послужило убийство 15 мая 1925 г. на одной из японских текстильных фабрик Шанхая молодого рабочего коммуниста Гу Чжэн-хуна. Это вызвало забастовки и волнения в городе. Похороны Гу Чжэн-хуна вылились в массовую антиимпериалистическую демонстрацию. Недовольство городской общественности, включая буржуазию, вызвало и намерение международного сеттльмента Шанхая ввести новые правила о портовых сборах, о бирже, установить более строгий контроль над печатью, ущемлявшие интересы китайской национальной буржуазии.
В конце мая возобновилась также борьба между рабочими и японскими капиталистами в Циндао. Японцы ввели в порт военные корабли, а войска милитаристов стреляли в рабочих, убив двоих и ранив 16 человек. Профсоюзы были закрыты. Расправа в Циндао стала непосредственной прелюдией к «движению 30 мая» в Шанхае.
30 мая 1925 г. по призыву КПК шанхайские студенты вышли на антиимпериалистическую демонстрацию, протестуя против убийства Гу Чжэн-хуна, расправы в Циндао, арестов патриотов, законопроектов муниципалитета международного сеттльмента. Английская полиция открыла огонь. В этот день было убито более 10 человек, за несколько дней — свыше 40 человек, многие ранены и арестованы. Расправа вызвала взрыв возмущения во всем Китае.
1—2 июня 1925 г. в Шанхае вспыхнула всеобщая антиимпериалистическая политическая забастовка, в которой приняли участие 200 тыс. рабочих, 50 тыс. студентов и учащихся средних школ, подавляющее большинство торговцев и т. д. — в общей сложности около полумиллиона человек. Забастовка сопровождалась бойкотом японских и английских товаров, массовыми митингами и демонстрациями.
Шанхайские события немедленно повлекли за собой волну антиимпериалистических выступлений во многих городах Северного и Центрального Китая. Это был стихийный общенациональный патриотический подъем невиданной в истории Китая силы и размаха, круто изменивший политическую обстановку в стране и вызвавший широкие отклики во всем мире. В Китае началась национальная антиимпериалистическая революция.
7 июня в Шанхае по инициативе ЦК КПК был создан Объединенный комитет рабочих, торговцев и студентов, выполнявший функции руководящего органа единого антиимпериалистического фронта. Самой влиятельной организацией, ведущей за собой остальные, в комитете был созданный еще 31 мая во главе с коммунистами Ли Ли-санем, Лю Шао-ци, Лю Хуа и другими Генеральный совет профсоюзов. Газета Объединенного комитета «Жэсюе» («Горячая кровь») редактировалась членом ЦК КПК Цюй Цю-бо. Объединенный комитет выдвинул 17 требований, ставших программой борьбы: отменить военное положение, вывести из Шанхая морскую пехоту Англии и Японии, разоружить полицию и волонтерский корпус сеттльмента, освободить арестованных, наказать виновников кровопролития, компенсировать убытки, от имени Англии и Японии принести извинения, гарантировать неповторение случившегося, предоставить китайцам на территории сеттльмента демократические свободы, право организации профсоюзов и забастовок, аннулировать законопроекты муниципалитета сеттльмента о печати, о бирже и о портовых сборах, передать смешанный суд в руки китайцев, включить китайцев в состав муниципалитета и полиции сеттльмента, аннулировать консульскую юрисдикцию. Эти требования отражали общенациональные чаяния и интересы различных классов, участвовавших в движении. Однако Генеральная торговая палата Шанхая, представлявшая интересы крупной буржуазии, отказалась участвовать в Объединенном комитете и выдвинула свою, более умеренную программу, намереваясь выступить посредником в переговорах с империалистами. В то же время Генеральная торговая палата оказывала материальную помощь бастовавшим рабочим иностранных предприятий.
В условиях общенационального патриотического подъема даже реакционное пекинское правительство Дуань Ци-жуя было вынуждено сделать ряд антиимпериалистических жестов: оно направило дипломатическому корпусу несколько нот протеста, объявило о поддержке программы Генеральной торговой палаты Шанхая, пожертвовало крупную денежную сумму в фонд шанхайской стачки.
Это заигрывание милитаристов с антиимпериалистическим движением продолжалось недолго. Уже 13 июня в Шанхай вступили войска под командованием Чжан Сюэ-ляна (сына Чжан Цзо-линя), который вскоре объявил в городе военное положение. Репрессии начались и в других городах, где происходили антиимпериалистические выступления.
Империалисты вначале пытались ответить на «движение 30 мая» насилием: расстрелами, арестами, концентрацией войск в Шанхае. Особенно непримиримую позицию занимала Англия.
Но репрессии только усиливали возмущение китайского народа. Напуганные размахом движения, империалистические державы вынуждены были изменить тактику. США и Франция заявили о непричастности к действиям английской полиции в Шанхае, Япония выразила готовность вступить в переговоры с забастовщиками. Для расследования обстоятельств шанхайских расстрелов была создана комиссия из представителей шести государств (Англии, США, Японии, Франции, Италии и Китая). 4 июля американцы предложили созвать международную таможенную конференцию, предусмотренную еще Вашингтонским соглашением девяти держав в 1922 г. Но все это было лишь видимостью уступок. Расследование, проведенное комиссией шести государств, не дало никаких результатов. Столь же бесплодной оказалась и работа таможенной конференции, заседавшей в Пекине с августа 1925 до мая 1926 г. Зато империалистам удалось выиграть время, ослабить напор антргампериалистического движения, отколоть от него крупную буржуазию.
К концу июля 1925 г. всеобщая стачка в Шанхае пошла на убыль. Средние и мелкие торговцы прекратили забастовку, бастовать по призыву КПК продолжали одни рабочие. Но рабочие также устали, на них обрушились новые репрессии со стороны милитаристов.
В этой обстановке у части рабочих и руководящих деятелей КПК возникли настроения отчаяния, толкавшего их на поиски «благородного», «революционного» выхода из тяжелого и сложного положения вплоть до вооруженного восстания, заведомо обреченного па жестокий разгром в условиях полной изоляции рабочих. Именно на этот бессмысленный шаг толкал партию и рабочих тогдашний председатель шанхайского Генерального совета профсоюзов Ли Ли-сань; к этому же выходу склонялся и Генеральный секретарь ЦК КПК Чэнь Ду-сю. ЦК КПК отверг этот путь как гибельный для рабочего класса и принял в начале августа по рекомендации Коминтерна решение о «спуске забастовки на тормозах», т. е. о ее постепенной ликвидации путем замены политических лозунгов частичными экономическими требованиями. Партия с помощью уполномоченного Коминтерна Г. Н. Войтинского успешно провела этот маневр. Несмотря на репрессии (закрытие Генсовета профсоюзов, убийство популярного рабочего вождя Лю Хуа и т. д.) и некоторое сокращение численности профсоюзов, основные профсоюзные организации в Шанхае и партийное руководство были сохранены.
Другим крупнейшим событием «движения 30 мая» была гонконг-гуанчжоуская антиимпериалистическая забастовка. Она началась 19 июня и проводилась по инициативе и под непосредственным руководством коммунистов — Гуандунского комитета КПК и коммунистической фракции Всекитайской федерации профсоюзов, через делегатское собрание и стачком. Наиболее активную роль в руководстве забастовкой играли Су Чжао-чжэн (председатель стачкома), Дэн Чжун-ся, Чэнь Ян-нянь, Лю Шао-ци, Сян Ин и др.
Вначале забастовали 100 тыс. рабочих Гонконга. Участники стачки поддержали 17 требований шанхайского Объединенного комитета и выдвинули дополнительные требования, направленные на ограничение дискриминации китайского населения Гонконга и улучшение условий труда. Через два дня вспыхнула забастовка на территории англо-французской концессии в Гуанчжоу — в Шамяне. Рабочие уходили из Гонконга и Шамяня. 23 июня в Гуанчжоу состоялся массовый митинг солидарности с рабочими и студентами Шанхая, на котором выступили лидеры гоминьдана, члены правительства, деятели КПК и массовых организаций. Его участники двинулись к Шамяню, протестуя против насилий империалистов. По приказу английского консула по демонстрантам был открыт огонь из пулеметов и орудий. 52 человека было убито, 178 ранено. Расстрел 23 июня привел к тому, что стачка в Гонконге превратилась во всеобщую — бросили работу 250 тыс. человек. Большая часть бастовавших ушла в Гуанчжоу и другие места Гуандуна.
Гоминьдановское правительство оказало широкое содействие участникам антианглийской гонконг-гуанчжоуской забастовки: дало приют рабочим Гонконга, финансировало забастовку, санкционировало самоуправление забастовщиков (делегатское собрание и стачком) и рабочие пикеты (до 3 тыс. человек в январе 1926 г.), которые снабжались оружием из правительственного арсенала. Благодаря поддержке гоминьдановских властей забастовщики продержались 16 месяцев2. Поддержка гонконг-гуанчжоуской забастовки значительно укрепила положение гоминьдановского правительства и подняла авторитет гоминьдана в Китае.
Иначе, чем на юге, сложилось положение в Центральном и Северном Китае. Компартии не удалось организовать крупных массовых выступлений рабочего класса, так как здесь у нее не было прочных позиций в рабочем движении. В этот период вполне проявилась и характерная для Китая разобщенность отдельных экономических и политических центров страны, следствием чего была неравномерность революционного движения.
Выступление рабочего класса Шанхая и Гонконга получило широкую поддержку мирового коммунистического движения и трудящихся СССР. В то время как империалистические державы вели интервенционистскую кампанию против китайской революции, в СССР развернулось массовое движение под лозунгом «Руки прочь от Китая». Советские рабочие и служащие отчисляли однодневный заработок в фонд помощи борющимся рабочим Китая, профсоюзы СССР оказали материальную поддержку стачечникам Шанхая. Движение солидарности с китайским народом по инициативе компартий и профсоюзов развернулось также в капиталистических странах.
Для КПК «движение 30 мая» стало переломным моментом в ее развитии, она решительно вступила на путь превращения в массовую пролетарскую партию. За четыре летних месяца 1925 г. численность партии выросла в 2,5 раза — с 1400 человек накануне 30 мая до 3800 человек к 1 октября 1925 г. Более половины членов партии были рабочими.

Обострение классовой борьбы внутри единого фронта в Китае. Временное контрнаступление реакции.

Хотя массовые народные выступления, получившие название «движение 30 мая», закончились неудачей, они расшатали устои господства империалистов и милитаристов в стране. Обстановка к концу 1925 г. вследствие неравномерности развития революционного процесса сложилась весьма противоречивая. На юге происходит всестороннее укрепление революционной базы в Гуандуне, рост авторитета и влияния гоминьдана, укрепление рабочих и крестьянских организаций, рост влияния КПК в массах и в гоминьдане на территории революционной базы. Гоминьдановское южное правительство в условиях начавшейся революции официально объявило целью свержение северных милитаристов и объединение под своей властью всего Китая. 1 июля 1925 г. оно провозглашает себя Национальным правительством Китайской республики. Председателем правительства был назначен Ван Цзиы-вэй.
Коммунисты хотя и не входили в правительство, но как члены гоминьдана старались толкать его влево, добиваясь наиболее последовательного осуществления революционной программы Сунь Ят-сена. По инициативе советских работников и при активном содействии коммунистов в Гуандуне проводятся важные меры по централизации военной, административной и финансовой власти гоминьдаповского национального правительства в целях подготовки к Северному походу и завоеванию власти во всем Китае. Вооруженные силы Гуандуна переформировываются и получают наименование Национально-революционной армии (НРА). Хотя она сохранила свой наемный характер и командовало ею в основном буржуазно-помещичье офицерство, это была новая для Китая вооруженная армия, сильная провозглашенными ею революционными лозунгами и поддержкой масс. Большую работу по укреплению боеспособности НРА и развертыванию политработы в ней вели советские военные советники и китайские коммунисты. Все это позволило НРА в октябре — декабре 1925 г., во время 2-го Восточного похода, разгромить войска Чэнь Цзюнмина и изгнать их из пределов Гуандуна. Это значительно укрепило позиции Национального правительства.
Но параллельно с этим шел процесс активизации и сплочения буржуазно-помещичьих сил внутри единого фронта. Напуганная размахом массового движения и ростом сил КПК, буржуазия принимает меры к тому, чтобы предотвратить вырисовывающуюся опасность перехода гегемонии к пролетариату. В гоминьдане и вне его буржуазия повела широкую политическую и идеологическую кампанию против коммунистов под флагом предупреждения «красной опасности». 20 августа был убит из-за угла министр финансов Национального правительства Ляо Чжун-кай, верный последователь Сунь Ят-сеыа и убежденный сторонник сотрудничества с коммунистами. Готовилось покушение на Ван Цзинвэя.
Идейным выразителем антикоммунистических настроений буржуазии стал Дай Цзи-тао, а организационным центром — «Общество по изучению суньятсенизма». Главным в дайцзитаоизме была пропаганда идей классового мира в интересах возрождения былого величия китайской нации, проповедь национальной исключительности Китая. В политическом плане Дай Цзи-тао и его сторонники требовали «очищения» гоминьдана от коммунистов. Взгляды Дай Цзи-тао разделяли не только правые гоминьдановцы, но и многие тогдашние «левые» лидеры гоминьдана вроде Ху Хань-миня, Сюй Чун-чжи, Чан Кай-ши.
КПК быстро распознала буржуазно-националистическую сущность дайцзитаоизма и подвергла его резкой критике. Цюй Цюбо, в частности, расценил великодержавные мессианские претензии Дай Цзи-тао как разновидность «китайского империализма».
В конце 1925 г. крайне правое крыло гоминьдана пошло фактически на раскол партии. В ноябре 1925 г. в Сишане, близ Пекина, правые созвали сепаратное совещание, которое приняло решение об исключении из партии коммунистов и Ван Цзин-вэя, об увольнении советника Бородина, о восстановлении в гоминьдане исключенных из него противников КПК. Вскоре после этого сишаньцы создали свои руководящие органы в противовес законному ЦИК гоминьдана. Это была попытка взорвать единый фронт, но она не удалась.
Заинтересованное в упрочении своей военной и политической базы, в поддержке масс, гоминьдановское руководство внешне все более «левеет». Оттесняются на задний план наиболее одиозные фигуры правого крыла гоминьдана, высылаются из Гуанчжоу Сюй Чун-чжи, Ху Хань-минь и др. Среди гоминьдановских лидеров царит разгул революционной фразы, «левые» вожди гоминьдана стараются выглядеть «краснее» коммунистов. II съезд гоминьдана (январь 1926 г.) проходит под радикальными революционными лозунгами при явном преобладании коммунистов и «левых». Съезд подтверждает курс Сунь Ят-сена на союз с СССР, сотрудничество с КПК, поддержку рабоче-крестьянского движения, осуждает и исключает из партии наиболее ярых противников этого курса (сишаньцев).
Последним всплеском всекитайской революционной волны, поднятой «движением 30 мая», были события, связанные с войной, объявленной Чжан Цзо-линю национальной армией Фэн Юйсяна осенью 1925 г. Фэн Юй-сян открыто солидаризировался с антиимпериалистическим движением и намеревался установить союз с Национальным правительством в Гуанчжоу. Наступление национальной армии вначале развивалось успешно. Этому способствовало поражение, которое войска Чжан Цзо линя понесли от милитариста чжшшйекой группировки Сунь Чуаль-фана, занявшего Шанхай. Фэн Юй~сян вступил в Пекин, а затем в конце ноября двинулся на Тяньцзинь. 27 ноября поднял восстание видный чжанцзолипевский генерал Го Сун-лин, который провозгласил антиимпериалистические лозунги и объявил о своем переходе на сторону национальной армии Фэн Юй-сяна.
Поражение Чжан Цзо-линя, олицетворявшего самые темные силы китайской реакции, вдохновило народные массы Северного Китая. В Пекине произошли многотысячные демонстрации рабочих и студентов, требовавших свержения Дуань Ци-жуя, создания демократического Национального правительства и отмены неравноправных договоров. Однако Дуань Ци-жую удалось удержаться у власти благодаря колебаниям Фэн Юй-сяна и прямому вмешательству империалистических держав.
На помощь Чжан Цзо-линю были двинуты японские дивизии, которые приняли участие в разгроме частей Го Сун-лина, а сам он был убит. В феврале 1926 г. по настоянию империалистов произошло примирение Чжан Цзо-линя с У Пэй-фу, и они вместе развернули наступление против национальной армии Фэн Юйсяна. 12 марта японские военные корабли обстреляли части национальной армии в Дагу (близ Тяньцзиня). Представители Японии, Англия, США, Франции, Италии и других стран в ультимативной форме потребовали от Фэн Юй-сяна очистить район Дагу — Тяньцзинь — Пекин. Национальная армия вынуждена была отступить на запад в Шэньси, Ганьсу, Суйюань и Чахар.
Поражение национальной армии привело весной 1926 г. к разгрому массового движения на севере Китая. Кульминационным пунктом контрнаступления северной реакции был расстрел массовой антиимпериалистической демонстрации в Пекине 18 марта 1926 г. После этого массовое движение на Севере уже не играло существенной роли в национальной революции.
Расстрел 18 марта сыграл роль сигнала для реакционного переворота Чан Кай-ши в Гуанчжоу 20 марта 1926 г. Симптомы назревающего заговора в Гуанчжоу отмечались коммунистами задолго до решающих событий, но главные пружины заговора буржуазии удалось скрыть, как и выбрать самый благоприятный момент для удара — высшую точку наступления реакции в марте 1926 г. Выступление Чан Кай-ши было неожиданным для КПК. Председателю Национального правительства Ван Цзин-вэю пришлось бежать. В Гуандуне была установлена слабозамаскированная военная диктатура Чан Кай-ши, а руль гоминьдановской политики был повернут вправо. Началось наступление на рабочекрестьянское движение и КПК. Пленум ЦИК ГМД 15 мая официально санкционировал меры по ограничению роли коммунистов в гоминьдане и запретил им занимать руководящие посты в центральном гоминьдановском аппарате. Чан Кай-ши сосредоточил в своих руках огромную власть, заняв посты председателя ЦИК ГМД, главнокомандующего НРА, председателя Военного совета Национального правительства и др. Буржуазное крыло гоминьдана временно достигло намеченных целей, упрочив свою гегемонию. Однако это еще не означало разрыва единого фронта, так как буржуазия нуждалась в поддержке рабоче-крестьянских масс и коммунистов для проведения намеченного Северного похода.
Ввиду внезапности переворота, относительной слабости коммунистов и общего неблагоприятного соотношения сил КПК не организовала активного сопротивления контрнаступлению буржуазно-помещичьей реакции и приняла решение временно отступить. Это было вынужденное, но правильное решение, которое позволило партии предотвратить распад единого фронта и сохранить силы для последующей борьбы в условиях Северного похода.

Начало революции (май 1925 — июнь 1926 г.). Национальная революция 1925—1927 гг. История Китая

Читать дальше История Китая

Вернуться к содержанию История Китая

Комментарии закрыты.