Укрепление национально-революционных сил и назревание революционной ситуации (январь 1924 — май 1925 г.).
    Подъем национально-освободительного движения в Китае (1917—1924 гг.).
    История Китая

    Укрепление национально-революционных сил и назревание революционной ситуации (январь 1924 — май 1925 г.). Подъем национально-освободительного движения в Китае (1917—1924 гг.). История Китая

    Советско-китайское соглашение 1924 г.

    Большим стимулом для усиления национально-освободительного движения в Китае была последовательная позиция СССР в вопросе об отношениях с Китаем. Рост международного авторитета СССР и требования прогрессивной китайской общественности заставили реакционное пекинское правительство вопреки давлению империалистических держав пойти на урегулирование китайско-советских отношений. 31 мая 1924 г. советская делегация во главе с Л. М. Караханом подписала в Пекине «Соглашение об общих принципах урегулирования вопросов между Союзом ССР и Китайской Республикой». Это был первый равноправный договор Китая с великой державой.
    Соглашение предусматривало восстановление дипломатических отношений между обеими странами; отказ правительства СССР от специальных прав и привилегий царской России в Китае, от русской части «боксерской контрибуции», которая была передана на нужды народного образования в Китае, от прав экстерриториальности и консульской юрисдикции; заключение равноправных соглашений между СССР и Китаем в духе деклараций Советского правительства 1919 и 1920 гг. Правительства СССР и Китая согласились «вновь проверить на конференции» границы между обеими государствами «и впредь до указанной проверки поддерживать существующие»; намеченная конференция так и не была проведена по вине китайской стороны. Согласно подписанному в тот же день соглашению, Китайско-Восточная железная дорога объявлялась чисто коммерческим предприятием, совместно управляемым СССР и Китаем на паритетных началах, впредь до выкупа КВЖД правительством Китая.
    По инициативе Советского правительства обе страны договорились обменяться послами (другие страны подчеркивали свое отношение к Китаю как к «второразрядной» державе тем, что имели в Пекине посланников).
    Советско-китайские соглашения 1924 г. были большим событием в международной жизни. Они заложили принципиальную основу для дружественных отношений между двумя крупными соседними государствами на началах равенства, уважения независимости и суверенитета, взаимовыгодного сотрудничества. Соглашения явились победой ленинской внешней политики Советского государства, серьезно укрепляя международное положение СССР и облегчая отрыв Китая от системы империализма. Вместе с тем они означали поддержку национально-революционным силам Китая в их борьбе против всей системы империалистического гнета.

    Упрочение позиций правительства Супь Ят-сена

    После образования единого фронта очередной задачей национально-революционных сил Китая было упрочение позиций правительства Сунь Ят-сена в Гуанчжоу. Для этого требовалось подвести под него массовую базу в лице организованного рабочего и крестьянского движения, развить и укрепить партию гоминьдан с участием коммунистов, создать надежную армию, способную при поддержке народа разбить силы контрреволюции. Курс был взят на превращение Гуандуна в военно-политическую базу развития революционного движения во всем Китае. Решение этой задачи было связано с большими трудностями.
    В условиях политической раздробленности страны и милитаристских междоусобиц прочность любого правительства в Китае прямо зависела от надежности армии, на которую оно опиралось. Правительство Сунь Ят-сена не имело средств для формирования армии и офицерских кадров для руководства этой работой. И то и другое предоставил правительству Сунь Ят-сена Советский Союз. В качестве ядра новой революционной армии в начале 1924 г. была создана офицерская школа Хуаппу. Расходы, связанные с ее организацией и деятельностью в 1924—1925 гг., полностью взяло на себя Советское правительство. Весь учебный процесс в школе был возложен на советских советников, которые с честью выполнили свою задачу. Начальником школы был назначен Чан Кай-ши, комиссаром — левый гоминьдаповец Ляо Чжун-кай. По образцу Красной Армии среди курсантов велась политработа, которой руководили коммунисты Чжоу Энь-лай, Юнь Дай-ин и др. Всю работу по созданию революционной армии возглавляли главные военные советники — герои гражданской войны в СССР П. А. Павлов, а затем В. К. Блюхер. Советский Союз предоставил также оружие и боеприпасы для новой армии Сунь Ят-сена. Необходимость всех этих мер подтвердили ближайшие же месяцы политической борьбы в Гуандуне.
    После I съезда гоминьдана, явившегося крупным шагом на пути практической реализации политики единого национального антиимпериалистического фронта, Коммунистическая партия Китая развернула активную организационную и политическую работу внутри гоминьдана. Коммунисты в центре и на местах осуществляли эту работу с большим рвением и добились существенных результатов. Коммунисты действительно вдохнули новую жизнь в гоминьдан, в короткий срок заново сформировав широкую сеть гоминьдановских организаций в Северном, Центральном и Южном Китае. Во многих местах гоминьдановские организации находились в руках коммунистов. Активно действовали коммунисты также в центральном аппарате гоминьдана.
    Организаторская работа в гоминьдане в начале 1924 г. поглощала почти все наличные силы партии (ее численность тогда не превышала 500 человек), отвлекала ее от решения своих классовых задач (работа в профсоюзах и крестьянском движении, коммунистическая пропаганда и т. д.). Но на данном этапе такая работа была целесообразна и необходима. Неизбежным было при таком положении и растворение в гоминьдане отдельных слабых коммунистических ячеек. Но в целом партия не утратила своей политической и особенно организационной самостоятельности.
    Активное включение коммунистов в работу гоминьдана, их внедрение в центральный и периферийный гоминьдановский аппарат, как и следовало ожидать, встретили яростное сопротивление гоминьдановской реакции, представлявшей интересы помещиков и компрадоров и группировавшейся на правом крыле партии. Несколько оправившись от поражения, нанесенного им на I съезде гоминьдана, правые во главе с сыном Сунь Ятсена Сунь Фо летом 1924 г. подняли шум о «красной опасности» и повели яростную кампанию против КПК и политики Советского Союза в Китае. Ярость реакции вызывала вся прогрессивная линия Сунь Ят-сена, в частности предоставление коммунистам значительной свободы в организации рабочего и крестьянского движения под знаменем гоминьдана. Происки контрреволюции в Гуандуне получили активную поддержку со стороны английского империализма, видевшего в мероприятиях национально-революционного правительства Сунь Ят-сена и в его ориентации на союз с СССР прямую угрозу своим колониальным позициям в Китае.
    Кульминационным моментом назревавшего несколько месяцев политического кризиса в Гуандуне был так называемый мятеж «бумажных тигров», т. е. организованное английским империализмом в октябре 1924 г. вооруженное выступление против правительства Сунь Ят-сена гуанчжоуской компрадорской буржуазии. Лидером крупного гуандунского купечества, связанного с британскими колониальными властями Гонконга, был богатый компрадор Чэнь Лянь-бо, представлявший интересы английского Гонконг-Шанхайского банка. Он возглавил купеческую милицию (шантуань) и установил связь с милитаристом Чэнь Цзюн-мином. Косвенную поддержку мятежному купечеству оказывали правые гоминьдановцы и часть «союзных» Сунь Ят-сену милитаристов.

    На всем протяжении этого кризиса гоминьдановское правительство Сунь Ят-сена занимало весьма противоречивую, колеблющуюся позицию. Пытаясь избежать обострения классовой борьбы, Сунь Ят-сен тщетно искал компромисса с купечеством. Лишь открытое вооруженное выступление контрреволюции 10 октября 1924 г., поставившее под угрозу существование правительства Сунь Ят-сена, вынудило последнего принять решительные меры против мятежников. По приказу Сунь Ят-сена был создан Революционный комитет, в состав которого включили члена ЦК КПК Тань Пин-шаня. Сунь Ят-сен лично возглавил подавление мятежа. Войсками, бывшими в распоряжении Ревкома, командовал Чан Кай-ши. Для борьбы с шантуанями было использовано оружие, доставленное из СССР. Решающую роль в разгроме контрреволюционеров сыграли новые воинские части, сформированные из курсантов революционной военной школы Хуанпу, а также рабочие отряды. Операция по разгрому мятежников проводилась по плану, составленному советскими военными советниками.
    Разгром «бумажных тигров» значительно укрепил позиции плявителъства Сунь Ят-сена и позволил ему в январе — марте 1925 г. провести крупную операцию (1-й Восточный поход) против главного военного противника в Гуандуне — милитариста Чэнь Цзюиь-мина, располагавшего сильной армией и опиравшегося на поддержку английских империалистов. План похода был разработан при непосредственном участии главного военного советника В. К. Блюхера и успешно проведен в жизнь.
    Решающую роль в 1-м Восточном походе сыграла новая «партийная армия», т. е. части, сформированные на базе школы Хуанпу. Воспитанные в духе преданности идеям национальной революции, прошедшие обучение иод руководством советских военных советников, солдаты «партийной армии» проявили дисциплинированность, боевой дух, самоотверженность. Они шли в бой под революционными лозунгами, понятными местному населению. Крестьяне оказывали революционным войскам помощь: были носильщиками, проводниками, разведчиками. По пути следования «партийной армии» устраивались митинги, политработники вели антиимпериалистическую и антимилитаристскую пропаганду. В результате 1-го Восточного похода Чэнь Цзюн-мину было нанесено сильное поражение, и он с частью своих войск отступил в соседнюю провинцию Фуцзянь.

    Государственный переворот Фэн Юй-сяна и создание «национальных армий». Поездка Сунь Ят-сена на север.

    В конце 1924 —начале 1925 г. в Китае происходят важные политические сдвиги, которые можно охарактеризовать как назревание революционной ситуации. Под воздействием успехов правительства Сунь Ят-сена в стране усшгивается революционное брожение, внешним проявлением которого стал распад чжилийской милитаристской клики. 23 октября 1924 г., в разгар войны между У Пэй-фу и Чжан Цзо-линем, один из видных чжилийских генералов, Фэн Юй-сян, выступил против У Пэй-фу, занял Пекин и произвел государственный переворот. Чжилийцы, ориентировавшиеся на Англию, потерпели поражение. Фэн Юй-сян заявил о поддержке антиимпериалистических лозунгов Сунь Ят-сена, переименовал свои войска в национальную армию, запросил военную и иную помощь у Советского Союза, которая была ему предоставлена. Одновременно он вступил в практические контакты с гоминьданом и КПК и фслабил репрессивный режим, установленный милитаристами в Северном Китае. Национальная армия стала важным фактором военной и политической жизни Китая.
    Несмотря на непоследовательность и колебания Фэн Юйсяна, переворот в Пекине и возникновение «национальных армий» объективно способствовали нарастанию революционного подъема в стране. Было создано коалиционное правительство из сторонников Чжан Цзо-линя и Фэн Юй-сяна во главе с лидером прояпонской группировки аньфуистов Дуань Ци-жуем. Но власть Дуань Ци-жуя была непрочной из-за присутствия в столице войск Фэн Юй-сяна. Дуапь Ци-жуй вынужден был маневрировать и заигрывать с прогрессивными силами.
    Наиболее крупными политическими последствиями переворота в Пекине была поездка Сунь Ят-сена на север и развернувшаяся в связи с ней широкая кампания за созыв демократического Национального собрания, стабилизация положения революционной базы в Гуандуне и, наконец, открывшиеся в связи с ослаблением сил реакции новые возможности для возрождения рабочего движения и восстановления разгромленных в начале 1923 г. профсоюзов на севере и в центральной части страны.
    В обстановке общенационального подъема Дуань Ци-жуй вынужден был пригласить Сунь Ят-сена на конференцию по объединению страны. Сунь Ят-сен принял приглашение. В «Манифесте о поездке на север» Сунь Ят-сен заявил, что важнейшей предпосылкой объединения страны является ликвидация милитаризма. Он потребовал созыва Национального собрания, освобождения политзаключенных, обеспечения народу демократических свобод.
    13 ноября 1924 г. Сунь Ят-сен в сопровождении своей жены Сун Цин-лин, некоторых лидеров гоминьдана и советника M. M. Бородина выехал из Гуанчжоу на север. События, связанные с посещением Сунь Ят-сеном Пекина, на несколько месяцев встали в центре политической борьбы в стране. В ней приняли активное участие и коммунисты. Гоминьдан и Коммунистическая партия использовали поездку Супь Ят-сена для развертывания агитации за созыв Национального собрания и отмену неравноправных договоров. В этой кампании участвовали профсоюзы, Союз социалистической молодежи, студенческие союзы, организации женщин.
    В конце 1924 и начале 1925 г. КПК развернула широкую кампанию за повсеместное создание комитетов содействия созыву Национального собрания из представителей организаций рабочих, крестьян, интеллигенции, мелкой и средней городской буржуазии. Планировавшийся Всекитайский комитет содействия должен был взять на себя функции временного общекитайского демократического правительства. Местным комитетам содействия предлагалось использовать «золотое время» неустойчивости пекинской власти и путем непосредственных действий масс явочным порядком захватывать власть на местах: избирать губернаторов провинций, начальников уездов и мэров городов, изгонять милитаристов и чиновников. Это был, однако, призыв не к народному восстанию, а к легальному массовому выступлению против существующей власти, что в тогдашних условиях было нереальным.
    Сунь Ят-сен не смог принять личного участия в движении за созыв Национального собрания. Он был смертельно болен. 12 марта 1925 г. он умер в Пекине. До последнего вздоха он оставался непримиримым борцом за свободу Китая, путь к которой видел в союзе с СССР. Он завещал своим последователям довести революцию до конца, «пробудить массы и вести борьбу в союзе с народами мира, строящими отношения с нами на основе равенства». В своем предсмертном послании Советской стране Сунь Ят-сен выражал страстную надежду, что «настанет время, когда Советский Союз как лучший друг и союзник будет приветствовать могучий и свободный Китай, когда в великой битве за свободу угнетенных наций мира обе страны рука об руку пойдут вперед и добьются победы».

    IV съезд КПК

    Рабочее и крестьянское движение накануне национальной революции. Установление политического и организационного сотрудничества КПК с гоминьданом значительно активизировало работу партии, расширило ее связи с массами, способствовало численному росту. Но развитие партии шло противоречиво. Широкие возможности, которые открылись перед ней с созданием единого национального фронта, не были использованы в полной мере из-за оживления в партии левосектантских тенденций. С середины 1924 г. обнаружились серьезные расхождения части руководства КПК с линией Коминтерна.
    Выступление части руководства КПК против тактической линии Коминтерна в вопросе о взаимоотношениях с гоминьданом произошло на почве резкого обострения политического положения в гуандунской революционной базе и активизации реакционных сил внутри и вне гоминьдана. Среди гоминьдановских лидеров усилились антикоммунистические настроения, хотя левые гоминьдановцы выступали за более гибкую тактику союза и борьбы с коммунистами. В целом, однако, гоминьдан оставался революционной партией.
    Руководство КПК не сумело правильно оценить сложное положение в гоминьдане и реагировало на происки правых гоминьдановцев с «левых» позиций. Чэпь Ду-сю, Цай Хэ-сэнь и другие члены ЦК КПК пришли к выводу, что гоминьдан якобы перестал быть революционной партией ввиду явного преобладания в нем правых реакционеров, и потребовали выхода коммунистов из гоминьдана, а также прекращения всякой поддержки военных мероприятий гоминьдана и ликвидации революционной власти и революционной базы в Гуандуне. Вместо этого предлагалось развернуть революционную работу в Китае по «классической» схеме: агитация — организация — вооруженное восстание. Той же левацкой тенденцией характеризовалось и первоначальное отрицательное отношение ЦК КПК к поездке Супь Ят-сена на север для политических переговоров с северными милитаристами. Коминтерну и его представителям пришлось приложить немало усилий, чтобы ослабить отрицательное влияние левацких тенденций на практическую работу. Но полностью преодолеть «левый» уклон не удалось.
    С 14 по 21 января 1925 г. в Шанхае нелегально проходил IV съезд КПК. В работе съезда участвовало 20 делегатов, представлявших около 1000 членов партии. Уполномоченным ИККИ на съезде был Г. Н. Войтинский.
    Съезд обсудил проблемы развития национально-освободительного движения на основе опыта работы коммунистов в гоминьдане, роль и задачи рабочего движения, вопросы улучшения организационной работы КПК; подчеркнул взаимосвязь между социальной и национальной задачами борьбы пролетариата. Ближайшей задачей партии провозглашалось завоевание гегемонии пролетариата в революции.
    В наиболее детально разработанной резолюции о профсоюзном движении съезд признал слабость позиций партии среди рабочего класса. В этой связи была поставлена задача активного внедрения партии в рабочие массы («максимально приблизиться к массам»), вовлечения рабочих в партию, завоевания прочного руководства в профдвижении, создания действительно жизнеспособных профсоюзов, которые «имеют глубокие корни и прочную опору в массах… и не развалятся под напором реакции, как это бывало прежде».
    IV съезд КПК принял развернутую резолюцию по крестьянскому вопросу. Ее принятие стало возможным лишь на основе обобщения опыта крестьянского движения в Гуандуне. Съезд подчеркнул, что крестьянский вопрос в Китае «особенно важен» и что без вовлечения крестьянства в активную революционную борьбу под руководством пролетариата «мы не можем надеяться на успех китайской революции и на то, чтобы занять ведущее место в национальном движении». Таким образом, партия сделала значительный шаг вперед, связав перспективы победы революции и гегемонию пролетариата в ней с руководящей ролью рабочего класса но отношению к крестьянству.
    На данном этапе крестьянского движения съезд считал необходимым развернуть борьбу прежде всего против крупных помещиков-деспотов (тухао и лешэнь). В соответствии с этим в резолюции были сформулированы основные лозунги крестьянского движения: организация и вооружение крестьян путем создания под руководством коммунистов крестьянских союзов, союзов арендаторов и батраков, крестьянской «армии самообороны»; снижение налогов, арендной платы, борьба с ростовщичеством; раздел чиновничьих земель между беднейшими крестьянами.
    В специальном обращении в связи с первой годовщиной со дня смерти В. И. Ленина съезд призвал рабочих, крестьян, все угнетенные массы Китая «изучать ленинизм, осуществлять ленинизм, ибо ленинизм — это наше единственное оружие в борьбе за собственное освобождение».
    Таким образом, в условиях назревающей революционной ситуации IV съезд КПК принял решения, нацеленные на превращение КПК в массовую, охватывавшую своим влиянием всю страну, политическую партию пролетариата. Однако возможность реализации этой насущной задачи значительно снижалась из-за того, что в резолюциях съезда нашли отражение левосектантские взгляды Чэнь Ду-сю, Пэн Шу-чжи, Чжан Го-тао и других членов ЦК, отрицавших революционность китайской национальной буржуазии.
    В состав избранного съездом ЦК вошли девять человек (Чэнь Ду-сю, Ли Да-чжао, Цай Хэ-сэнь, Цюй Цю-бо, Чжан Го-тао, Пэн Шу-чжи, Ли Вэй-хань, Тань Пин-шань, Хуан Дэ-лун) и пять кандидатов (Чжан Тай-лэй, Дэн Пэй, Чжу Дин-тань, Ло Чжан-лун, Ван Хэ-бо). Генеральным секретарем ЦК КПК был вновь избран Чэнь Ду-сю.
    После IV съезда КПК активизировала свою работу в пролетарских массах. Политический переворот 23 октября 1924 г., означавший кризис власти северных милитаристов, открыл новые возможности для возрождения и нового подъема рабочего движения. По Китаю прокатилась волна забастовок, главным образом на иностранных предприятиях. Наиболее крупными пролетарскими выступлениями этого периода были стачки рабочих на японских текстильных фабриках в Шанхае и Циндао в феврале — мае 1925 г. Начавшиеся стихийно как движение протеста против многочисленных увольнений, эксплуатации и произвола администрации, эти забастовки вскоре приняли ярко выраженный национальный характер. Вследствие этого они встретили сочувствие и поддержку со стороны широких слоев населения, включая буржуазию и выражавшее ее настроения студенчество, а также терпимое отношение местных властей. Забастовки показали силу и размах пробуждения рабочего класса, воспользовавшегося первой же благоприятной возможностью для выступлений в защиту своих непосредственных интересов.
    Коммунисты активно включились в забастовочную борьбу, а затем, по мере укрепления связей с рабочими, возглавили ее. Основные усилия КПК были направлены в этот период на восстановление профсоюзов, разгромленных в 1923 г. Партия добилась в этом значительных результатов, особенно на железных дорогах и среди текстильщиков Шанхая и моряков Гонконга. Непосредственную работу по организации и политическому просвещению рабочих вели члены ЦК КПК Цюй Цю-бо, Цай Хэсэнь, Чжан Го-тао, кандидат в члены ЦК Чжан Тай-лэй, а также Дэн Чжун-ся, Ли Ли-сань и другие видные деятели партии. В это же время из среды рабочих-коммунистов выдвигается такой талантливый профсоюзный организатор и агитатор, как Лю Хуа, вставший во главе профсоюза текстильщиков Шанхая. Большинство восстановленных и вновь созданных профсоюзов возглавили коммунисты, но гоминьдан пользовался большим влиянием среди рабочих, особенно в Гуанчжоу.
    Успехи КПК в рабочем движении позволили ей добиться созыва II съезда профсоюзов, открывшегося 1 мая 1925 г. в Гуанчжоу. Съезд, на котором было представлено 540 тыс. членов профсоюзов, проходил под руководством коммунистов и принял резолюции в духе IV съезда КПК. На съезде было решено создать Всекитайскую федерацию профсоюзов и вступить в Профинтерн. В Исполкоме ВФП, избранном на съезде, преобладали коммунисты: Линь Вэй-мипь (председатель), Лю Шао-ци и Лю Вэньсун (заместители председателя), Дэн Чжун-ся (генеральный секретарь), Ли Ли-сань, Ли Ци-хань, Лю Эр-суы, Го Лян, Сян Ин и др. Съезд сыграл важную роль в сплочении рядов рабочего класса. Это позволило пролетариату стать авангардом, а в ряде случаев и руководителем революционных событий лета 1925 г.
    В 1924—1925 гг. партия делает также первые существенные шаги по организации крестьянского движения. Стратегическая и политическая концепции КПК в 20-е годы состояла в следующем: пролетариат — главная опора партии, авангард, а затем и гегемон революции; город — основная арена революционной борьбы; крестьянство — основной союзник пролетариата, важнейшая движущая сила революции, без активного выступления которой победа революции невозможна. Эта концепция отвечала тогдашнему объективному положению в Китае и линии Коминтерна и неоднократно подтверждалась в документах II, III и IV съездов КПК. Программными требованиями для крестьянства, зафиксированными в официальных партийных документах, до конца 1925 г. были снижение арендной платы, ссудного процента и налогов, организация и вооружение крестьянства. Но вплоть до 1926 г. партия не сумела уделять крестьянскому движению того внимания, какое диктовалось подъемом национальной революции. Неоднократные попытки Коминтерна повернуть партию «лицом к крестьянству», т. е. побудить ее активнее заняться крестьянским движением, не давали желаемого результата в значительной мере из-за общей слабости и малочисленности партии, а также ввиду того, что крестьянство позже рабочего класса включилось в революционную борьбу.
    Тем не менее к началу 1925 г. партия уже добилась некоторых практических результатов в крестьянском движении, которое в то время ограничивалось в основном пределами провинции Гуандун. Первым организатором гуандунского крестьянства был коммунист Пэн Бай, начавший в мае 1921 г. создание крестьянских союзов в уезде Хайфэн. Опыт Хайфэна был затем широко применен в других уездах провинции.
    Образование единого фронта с гоминьданом значительно облегчило работу коммунистов среди крестьян. При ЦИК гоминьдана был создан крестьянский отдел во главе с коммунистом Линь Бо-цюем. Инструкторы отдела (в 1925 г. их было более 100) на 99% также были коммунистами. Правительство Сунь Ят-сена официально санкционировало организацию крестьянских союзов и утвердило их устав. В июле 1924 г. было реализовано предложение коммунистов о создании курсов крестьянского движения при крестьянском отделе ЦИК ГМД. Руководителями, преподавателями и слушателями курсов были в основном коммунисты (первым набором руководил Пэн Бай). Таким образом, коммунисты вынесли на своих плечах всю тяжесть работы по организации крестьянского движения в Гуандуне, а затем и в других провинциях. К маю 1925 г. в крестьянских союзах 22 уездов Гуандуна было уже более 200 тыс. человек. На I съезде крестьянских представителей Гуандуна, открывшемся 1 мая 1925 г. (одновременно со II съездом профсоюзов) в Гуанчжоу, была создана общепровинциальная крестьянская организация, принявшая решение о вступлении в Крестьянский Интернационал. Главными требованиями, сформулированными съездом, были снижение арендной платы и налогов, организация и вооружение крестьян. Несмотря на то что в движение были втянуты пока сравнительно небольшие слои крестьянства, это был все же значительный успех, которым коммунисты могли по справедливости гордиться.
    Создание единого фронта на основе сотрудничества КПК и гоминьдана способствовало подъему освободительной борьбы народных масс Китая, особенно в провинции Гуандун, где укрепились позиции национально-революционного правительства, было создано ядро революционной армии, нанесены поражения контрреволюционным силам, развивалось рабочее и крестьянское движение. Большое значение для успехов национально-революционных сил имела помощь Коминтерна, КПСС, советского народа.

    Укрепление национально-революционных сил и назревание революционной ситуации (январь 1924 — май 1925 г.). Подъем национально-освободительного движения в Китае (1917—1924 гг.). История Китая

    Читать дальше История Китая

    Вернуться к содержанию История Китая

    Комментарии закрыты.