Завершение буржуазно-демократических преобразований и восстановление народного хозяйства (1949—1952 гг.).
    Переход Китая на путь социалистического развития (1949—1957 гг.).
    История Китая

    Завершение буржуазно-демократических преобразований и восстановление народного хозяйства (1949—1952 гг.). Переход Китая на путь социалистического развития (1949—1957 гг.). История Китая

    Основные задачи народной власти и положение в стране после образования КНР

    Общая программа НПКК провозгласила КНР «государством новой демократии», которое «ведет борьбу против империализма, феодализма, бюрократического капитала, за независимость, демократию, мир, единство и создание процветающего и сильного Китая». Перед народной властью были поставлены следующие задачи: ликвидация всех особых прав и привилегий империалистических держав в Китае, конфискация и передача в собственность народного государства бюрократического капитала, упразднение феодальной и полуфеодальной системы землевладения, охрана государственной и кооперативной собственности, а также собственности и экономических интересов рабочих, крестьян, мелкой буржуазии и национальной буржуазии, развитие народного хозяйства в целях превращения страны из аграрной в индустриальную. Все эти задачи, строго говоря, не выходили за рамки буржуазно-демократической революции, но их последовательное решение государством, в котором власть принадлежала трудящимся, расчищало почву для последующего перехода Китая на социалистический путь развития. Внешнеполитические предпосылки такого перехода обеспечивались положениями статьи 11 Общей программы, которая предусматривала заключение союза с СССР и включение КНР в состав мировой социалистической системы. Тем не менее прямо о будущем переходе Китая к социализму в Общей программе не говорилось.
    В Общей программе было определено, что новая государственная власть в Китае представляет собой «демократическую диктатуру народа», основанную на союзе рабочих и крестьян и руководимую рабочим классом. При этом подразумевалось, что руководящая роль рабочего класса в народном государстве осуществляется через КПК, которая стала правящей партией. Однако ни характер КПК, ни положение рабочего класса в системе политических и экономических отношений в первые годы существования КНР не дают оснований говорить о государственной гегемонии пролетариата. Юридическое закрепление руководящей роли рабочего класса в первых законодательных актах КНР не отражало реального соотношения классовых сил и в лучшем случае могло играть роль программной установки на будущее. Но если для маоистов провозглашение руководящей роли рабочего класса было одним из способов социальной мимикрии, то для пролетарских сил КПК это имело большое принципиальное значение, усиливая позиции рабочего класса в борьбе за социалистический путь развития Китая.
    Обстановка, в которой Компартия Китая начала руководить жизнью страны, была очень сложной. Гражданская война еще не была закончена. Под властью гоминьдановцев оставалась значительная территория с населением более 160 млн. человек. В распоряжении чанкайшистов имелись вооруженные силы общей численностью свыше 2 млн. человек, продолжавшие оказывать сопротивление НОА. На освобожденной территории действовали многочисленные гоминьдановские и помещичьи банды, шайки уголовных преступников, терроризировавшие население, срывавшие мероприятия пародной власти.
    Особенно трудным было экономическое положение. Социальноэкономический строй, возникавший на развалинах полуколониального, полуфеодального общества, носил типичный для переходного периода многоукладный характер. В экономике страны имелось пять секторов: государственный, кооперативный, мелкотоварный (хозяйства крестьян и кустарей), частнокапиталистический и госкапиталистический. В деревне сохранялись пережитки феодальных, полуфеодальных и даже дофеодальных отношений (в отдельных районах, населенных национальными меньшинствами) . Народное хозяйство, дезорганизованное и истощенное многолетними войнами, не справлялось с удовлетворением даже самых насущных потребностей страны. Промышленная продукция в 1949 г. составляла всего около половины наивысшего уровня, когда-либо достигнутого Китаем. Массовые размеры приняла безработица. Разоренная страна почти не имела материальных резервов. Финансовая система находилась в состоянии хаоса, бичом населения оставалась инфляция. Покупательная способность трудящихся резко упала.
    В этих условиях жизненно важной для Китая была интернационалистская политика КПСС, братская помощь Советского Союза. Советско-китайский Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи, подписанный 14 февраля 1950 г. в Москве, обеспечил политическую, экономическую, военную помощь СССР народному Китаю. Эта помощь рассматривалась интернационалистскими силами в КПК как важнейшее условие строительства социализма в стране. Использовать опыт и помощь СССР была вынуждена и националистическая группировка Мао Цзэ-дуна. Руководство КПК понимало, что интересы укрепления народной власти, быстрого восстановления хозяйства и дальнейшего экономического строительства требуют проведения такой политики, которая бы обеспечивала получение и эффективное использование советской помощи. О необходимости дружбы с Советским Союзом, с КПСС заявляли в своих выступлениях все руководители КПК, включая Мао Цзэ-дуна. Союз с СССР, советская помощь дали возможность КПК уже в 1950 г. уделить основное внимание социально-экономическим проблемам. Мао Цзэ-дун в то время подчеркивал, что советско-китайский договор от 14 февраля 1950 г. «обеспечивает нам возможность смело и более быстрыми темпами осуществлять строительство в нашей стране…».

    Завершение гражданской войны и подавление контрреволюции

    Одной из первоочередных военно-политических задач молодой народной власти было уничтожение остатков гоминьдановских войск и освобождение всей территории Китая. 1 октября 1949 г. главнокомандующий НОА Чжу Дэ отдал приказ о наступлении. В октябре главные силы 2-го и 4-го фронтов развернули мощное наступление против полумиллионной армии генерала Бай Чун-си, удерживавшего провинцию Гуанси, и полумиллионной гуандунской группировки. В результате стремительного прорыва части НОА 14 октября вступили в Гуанчжоу, где после освобождения Нанкина находилось гоминьдановское правительство. Его руководители бежали в Чунцин и на Тайвань. К концу декабря от армии Бай Чун-си остался лишь 20-тысячный отряд, перешедший границу Вьетнама. В ноябре — декабре 1949 г. силами 1, 2 И 4-ГО фронтов была осуществлена юго-западная операция против 250-тысячной группировки генерала Ху Цзун-наня, оборонявшего Сычуань, Сикан, Юньнань и Гуйчжоу. Войска Ху Цзун-наня были наголову разбиты. 30 ноября НОА вступила в последнюю гоминьдановскую «столицу» на континенте — город Чунцин. После этого власти провинций Сикан и Юньнань заявили о капитуляции. В октябре 1949 г. части НОА, не встретив сопротивления, вошли в Синьцзян. Таким образом, к концу декабря 1949 г. НОА освободила весь континентальный Китай, кроме Тибета.
    Весной 1950 г. части НОА освободили остров Хайнань (в апреле) и Чжоушакьский архипелаг (в мае). На заключительной стадии войны в ней приняли участие советские авиационные дивизии, переброшенные в Китай в соответствии с советско-китайским договором от 14 февраля 1950 г. Советские летчики быстро пресекли налеты гоминьдановской авиации на Шанхай, обеспечив надежный воздушный щит этому многомиллионному городу и важнейшему экономическому центру страны.
    К середине 1950 г. регулярные военные действия в Китае были закончены. Гражданская война завершилась блистательной победой Народно-освободительной армии Китая.
    Но силы внутренней контрреволюции после этого не сложили оружия. Особенно ожесточенное сопротивление народной власти оказывал еще не ликвидированный класс помещиков, располагавших хорошо вооруженными бандами миньтуаней. Широкие размеры принял также уголовный бандитизм. Общая численность помещичьих и уголовных банд достигала в 1950 г. 2 млн. человек. Вооруженные банды совершали налеты на части НОА, местные органы власти и партийные комитеты, разрушали коммуникации, убивали партийных и государственных работников, грабили и терроризировали население. На ликвидацию бандитизма были брошены регулярная армия и войска общественной безопасности, привлечено народное ополчение, созданное из беднейшего крестьянства. Борьба с бандитизмом заняла весь 1950 г. Окончательно сопротивление помещиков было сломлено в ходе аграрной реформы.
    Со второй половины 1950 г. центр тяжести борьбы с контрреволюцией постепенно перемещается в город, где подрывная деятельность вражеской агентуры особенно усилилась после начала войны в Корее. 10 октября 1950 г. ЦК КПК принял специальное постановление о развертывании решительной борьбы с внутренней контрреволюцией. Затем был издан ряд соответствующих законодательных актов. Органы общественной безопасности резко усилили репрессии. Борьба с контрреволюцией в городах проводилась в форме массовой политической кампании с участием многомиллионных масс населения. Широкий размах приняла деятельность военных трибуналов, выносивших многочисленные смертные приговоры, часть которых приводилась в исполнение немедленно на глазах у многотысячной толпы. Это была разновидность революционного террора.
    Кампания по подавлению контрреволюции продолжалась весь 1951 и часть 1952 г. Ее результатом был разгром внутренней контрреволюции. В ходе движения было уничтожено и выловлено более 2 млн. членов политических и уголовных банд, разгромлены основные гнезда диверсантов и подпольные организации гоминьдановцев, ликвидирована деятельность тайных феодальных обществ «Игуаньдао», «Дуншаныпэ» и других, а также различных миссионерских католических учреждений. Все это значительно укрепило позиции народной власти, хотя часть репрессий, как признавалось потом на VIII съезде КПК, была необоснованной.

    Государственное строительство. Решение национального вопроса

    Создание основ новой, народно-демократической государственности происходило в соответствии с общими принципами государственного строительства, определенными в решениях первой сессии НПКК, которые закрепляли систему органов власти, сложившуюся в общих чертах во время народно-освободительной войны. Отличительными чертами этой системы было существование во многих городах военно-контрольных комитетов, отсутствие выборных представительных органов и четкого разграничения между законодательной и исполнительной властью, соединение административных и судебных функций, переплетение органов единого фронта с государственными.
    Высшим органом государственной власти в КНР стал (до избрания Всекитайского собрания народных представителей) Центральный народный правительственный совет (ЦНПС), который сформировал остальные высшие государственные органы: Государственный административный совет (высший исполнительный орган), Народно-революционный военный совет, Верховный народный суд и Верховную народную прокуратуру. Вместе с ЦНПС эти органы составили Центральное народное правительство КНР. Председателем Центрального народного правительства был Мао Цзэ-дун, являвшийся одновременно главой Центрального народного правительственного совета и Народно-революционного военного совета. Это была очень высокая степень концентрации власти в руках одного лица. Премьером Государственного административного совета был назначен Чжоу Энь-лай.
    Центральное народное правительство КНР было правительством единого фронта. В высших государственных органах наряду с КПК, игравшей руководящую роль, были представлены буржуазные партии и беспартийные. В ЦНПС Компартия имела 34 места из 63. Среди шести заместителей председателя Центрального народного правительства было три коммуниста (Лю Шао-ци, Чжу Дэ и Гао Ган) и три некоммуниста (вдова Сунь Ят-сена — Сун Цин-лин, председатель Революционного комитета гоминьдана Ли Цзи-шэнь и председатель Демократической лиги Китая Чжан Лань). В составе Государственного административного совета имелось 21 министерство. 11 важнейших министерств (иностранных дел, внутренних дел, общественной безопасности, финансов, торговли, тяжелой, топливной, текстильной и пищевой промышленности, железных дорог и труда) возглавили коммунисты, остальные министерские посты заняли представители буржуазных партий и беспартийные. Председателем Верховной народной прокуратуры был назначен коммунист Ло Жун-хуань, а председателем Верховного народного суда один из лидеров Демократической лиги — Шэнь Цзюнь-жу. В Народно-революционном военном совете, где преобладали коммунисты, имелось немало видных гоминьдановских генералов, перешедших на сторону НОА. Однако КПК фактически сохранила безраздельный контроль над армией, занявшей особое место в системе государственной власти (в составе Государственного административного совета не было военного министерства). Главнокомандующим НОА остался Чжу Дэ.
    Самой существенной чертой народно-демократической власти на местах в восстановительный период было то, что она осуществлялась не в форме прямого народовластия, а в форме военного контроля НОА, представлявшего собой, по словам Лю Шао-ци, «беспощадную открытую военную диктатуру», направленную против врагов народной демократии. Отсутствие полновластных выборных представительных органов в первые годы существования КНР Лю Шао-ци объяснял тем, что «огромное большинство китайского народа, главным образом трудящиеся, пока еще неграмотно, в прошлом у него не было опыта участия в выборах, его внимание к выборам и активность пока еще подняты недостаточно». Иными словами, диктаторские полномочия революционной армии, осуществлявшей реальную власть на местах от имени народа и для народа, объявлялись следствием слабой политической активности трудящихся масс, отсутствием каких-либо демократических традиций в Китае. Такое противоречие между характером власти и формой ее осуществления в широких масштабах порождало всякого рода беззакония, произвол, принуждение масс и своеволие по отношению к массам («администрирование и бюрократизм», как это мягко именовали в Китае), таило в себе угрозу перерождения «демократической диктатуры народа» в военно-бюрократическую диктатуру. Нельзя сказать, чтобы руководство КПК не видело этой угрозы и не вело борьбы против злоупотреблений властью и ее многочисленных деформаций. Однако помимо того, что борьба эта затруднялась такими глубокими объективными причинами, как экономическая и культурная отсталость Китая, она еще и не велась достаточно систематически, решительно и последовательно; этому препятствовало, в частности, насаждение культа личности Мао Цзэ-дуна.
    Органами военного контроля НОА были военно-административные комитеты крупных административных районов (Северо-Запада, Восточного Китая, Южно-Центрального Китая и Юго-Запада) и военно-контрольные комитеты крупных и средних городов. Возглавлялись военно-административные комитеты командующими или комиссарами фронтов. Органы военной администрации были высшей властью на местах, они имели чрезвычайно широкие полномочия, вплоть до принятия временных законоположений.
    В задачу органов военного контроля входило установление общественного порядка, налаживание хозяйства, помощь в организации народных масс, подготовка условий для осуществления аграрной реформы и других социальных преобразований, подавление контрреволюции. По мере решения этих задач в течение восстановительного периода происходила постепенная передача управления гражданским органам — местным народным правительствам. Однако военно-контрольные комитеты в крупнейших городах продолжали существовать даже после принятия конституции в 1954 г., когда военный контроль уже был отменен.
    Местные народные правительства первоначально назначались сверху и были либо единственными органами власти на* местах, либо делили власть с конференциями представителей всех слоев народа. Эти временные представительные органы, имевшие совещательные функции, не были выборными, а назначались либо делегировались. Затем они стали формироваться путем прямых или косвенных выборов и брать на себя функции собраний народных представителей, т. е. полномочных органов власти на местах. Процесс этот шел неравномерно и не был завершен к моменту первых всеобщих выборов и принятия Конституции КНР. Таким образом структура местной власти в восстановительный период носила переходный, временный характер и отличалась сложностью и пестротой.
    Народные суды вначале являлись составной частью народных правительств. Отличительной особенностью судебной системы в восстановительный период была активная деятельность различных чрезвычайных судов — военных и народных трибуналов, широко практиковавших высшую меру наказания. Фактически судебными правами наделялись все сколько-нибудь значительные военные и административные начальники, что не могло не порождать произвола. К тому же во многих местах не было прокурорского надзора, функции которого частично выполняли органы безопасности. Дело несколько изменилось к лучшему после судебной реформы 1952—1953 гг., в ходе которой из судебных органов было вычищено много работников старой гоминьдановской юстиции и осуждены прежние методы судебного разбирательства.
    В восстановительный период были сделаны первые шаги в решении национального вопроса, имеющего большое значение в Китае, обширные окраины которого заселены преимущественно национальными меньшинствами (уйгуры, тибетцы, монголы, дунгане, корейцы, чжуан, мяо и др.]).
    Общая программа Народной политической консультативной конференции Китая предусматривала установление равноправия всех национальностей, введение местной национальной автономии и учреждение органов национального самоуправления или многонациональных правительств в районах совместного проживания нескольких национальностей. Национальным меньшинствам гарантировалось право свободно пользоваться родным языком и письменностью, сохранять или изменять свои обычаи, традиции и религиозные убеждения. Практическое осуществление национальной политики было возложено на Комиссию по делам национальностей, входившую в состав Государственного административного совета.
    Районная национальная автономия в КНР с самого начала ограничивалась лишь административной формой, исключавшей возможность создания некитайскими народами своих национальных государств на началах автономии или федерации. Своей национальной государственности были лишены даже те народы, которые обладали ею в прошлом (в Синьцзяне, Тибете и др.). Все попытки некитайских народов поставить вопрос о собственной государственности решительно пресекались. Такой подход к решению национального вопроса в КНР являлся одним из проявлений великоханьских шовинистических настроений в руководстве КПК. Вместе с тем введение районной национальной автономии при условии последовательного внедрения в жизнь провозглашенных принципов было все же шагом вперед по сравнению с периодом гоминьдановского господства. В феврале 1952 г. Государственный административный совет принял «Основные принципы программы осуществления местной национальной автономии в КНР» и ряд дополнительных актов, предусматривавших гибкие меры приобщения национальных меньшинств к прогрессивному политическому, экономическому и культурному развитию.
    В 1950 г. части Народно-освободительной армии начали наступление с целью воссоединения Тибета с Китаем, В результате переговоров между представителями Центрального народного правительства и тибетскими властями 23 мая 1951 г. было достигнуто соглашение о мирном освобождении Тибета на основе уважения религии, обычаев и привычек тибетского народа. В дальнейшем, однако, это соглашение было нарушено руководством КНР.

    Основные направления экономической политики КПК

    6—9 июня 1950 г. в Пекине состоялся III пленум ЦК КПК, который обсудил основные направления работы партии в восстановительный период и конкретные методы решения задач, поставленных Общей программой НПКК. Главными вопросами повестки дня пленума были финансово-экономическое положение страны, проект закона об аграрной реформе, внутрипартийные вопросы. С основным докладом «Добиться коренного перелома в финансовом и экономическом положении страны» выступил Мао Цзэ-дун. Он еще раз подчеркнул, что не считает построение социализма в Китае делом близкого будущего. «Кое-кто считает, что можно раньше времени покончить с капитализмом и осуществить социализм. Такой взгляд ошибочен, он не отвечает обстановке в нашей стране» 1.
    Пленум подвел первые итоги борьбы трудящихся масс Китая за стабилизацию и восстановление экономики, преодоление инфляции и спекулятивных махинаций буржуазии. Меры, принятые до пленума, позволили констатировать первые успехи в оздоровлении экономики и финансов, а также наметить программу решительного улучшения положения в этих областях в течение ближайших трех лет. Основой для решения этой задачи должны были служить, во-первых, проведение аграрной реформы и, вовторых, упорядочение положения в промышленности и торговле, т. е. упрочение позиций государственного сектора и подчинение частнокапиталистической стихии государственному контролю и регулированию. В качестве третьей меры пленум предусматривал резкое сокращение расходов на содержание госаппарата, но проведение этого постановления в жизнь столкнулось с большими трудностями, особенно после начала войны в Корее и участия в ней китайских добровольцев.

    Аграрная реформа 1950 г.

    Решение антифеодальных задач революции составляло основное содержание деятельности КПК в восстановительный период. Главной была ликвидация основ феодально-помещичьего землевладения путем проведения радикальной аграрной реформы. Аграрная реформа была вместе с тем и одной из важнейших предпосылок восстановления и реконструкции народного хозяйства.
    После обсуждения III пленумом ЦК КПК проекта закона о земельной реформе он был одобрен Всекитайским комитетом Народной политической консультативной конференции, утвержден Центральным народным правительственным советом и 30 июня 1950 г. вступил в силу. Статья 1 закона о земельной реформе гласила: «Помещичья собственность на землю, основанная на феодальной эксплуатации, отменяется и устанавливается крестьянская собственность на землю, чтобы освободить производительные силы в сельском хозяйстве, развивать сельскохозяйственное производство и проложить путь к индустриализации нового Китая». Земля, принадлежавшая помещикам и монастырям, конфисковалась. Земли кулаков, если они ее обрабатывали сахми или с помощью наемной силы, не изымались. Если же кулак сдавал большую часть своей земли в аренду, то часть этой земли реквизировалась. Закон обеспечивал неприкосновенность земли и имущества середняков. Конфискованные и реквизированные земли, а также рабочий скот, инвентарь, дома и другое имущество передавались в частную собственность безземельным и малоземельным крестьянам. Земля и другое имущество распределялись по едокам, но уравнительный принцип землевладения был отменен. Право на получение земли наравне с крестьянами предоставлялось и бывшим помещикам. Обширные земельные массивы — целина, пустоши и прочие необрабатываемые земли, леса и т. п., воды и все недра национализировались.
    Основными органами проведения аграрной реформы на местах были крестьянские союзы, в которые помещики и кулаки не допускались. Руководство реформой осуществлялось через специальные бригады, направлявшиеся Компартией из городов (до 300 тыс. человек ежегодно). Для пресечения ожесточенного сопротивления помещиков повсеместно были созданы народные трибуналы с упрощенным судопроизводством, имевшие право выносить смертные приговоры. Большое число помещиков было расстреляно и заключено в лагеря. Проведение аграрной реформы явилось глубокой антифеодальной революцией, осуществленной народным государством сверху при поддержке многомиллионных масс трудового крестьянства.
    Аграрная реформа продолжалась два с половиной года и была завершена (кроме некоторых национальных районов) к весне 1953 г. В результате аграрных преобразований около 300 млн. безземельных и малоземельных крестьян получили безвозхмездно 47 млн. га помещичьей земли. Крестьяне также освободились от выплаты земельной ренты помещикам. Больше всего выиграли от аграрных преобразований бедняки и батраки; число середняцких хозяйств значительно возросло. Класс помещиков был ликвидирован, а кулачество ослаблено политически и экономически. Укрепился союз рабочего класса и крестьянства, усилилось влияние Компартии в массе крестьян, возникли условия для развития производительных сил сельского хозяйства.
    По мере завершения аграрной реформы при поддержке КПК и народного государства широко внедрялись сезонные и постоянные группы производственной взаимопомощи. В них объединялись лишь трудовые усилия крестьян при сохранении частной собственности на землю и другие средства производства. К 1952 г. группы взаимопомощи объединяли 45 млн. дворов, или 40% всех крестьянских хозяйств (примерно по шесть хозяйств в группе). В некоторых провинциях в опытном порядке создавались производственные кооперативы, охватившие к концу восстановительного периода всего 0,05% общего числа крестьянских хозяйств.
    Важное значение для ликвидации пережитков феодализма в Китае имел также закон о браке, принятый 1 мая 1950 г. и провозглашавший равенство мужчины и женщины в семейно-брачных отношениях. Был принят и проведен в жизнь ряд других законоположений, обеспечивавших искоренение феодальных пережитков во всех областях общественных отношений (реформа народного просвещения, новое трудовое законодательство, постановления о тайных религиозных обществах и т. д.).
    Таким образом, в 1949—1952 гг. КПК решительно и последовательно провела в жизнь все основные положения своей антифеодальной программы, соответствовавшие народно-демократическому этапу революции.

    Развитие государственного сектора экономики и регулирование частного капитала

    Основной материальной базой народной власти КПК считала государственный сектор экономики. Усилия партии после завоевания власти были направлены на то, чтобы завершить создание государственного сектора и завоевать ему руководящее положение в хозяйственной жизни страны, подчинив его контролю и регулирующему воздействию все остальные экономические уклады, особенно частнокапиталистический и мелкотоварный.
    Государственный сектор возник еще в годы гражданской войны на основе конфискации государственно-монополистического крупного капитала. К 1951 г. переход крупного капитала в государственную собственность был завершен. В руках народного государства оказались крупнейшие банки, железнодорожный транспорт, большинство предприятий тяжелой промышленности, а также некоторые ключевые отрасли легкой промышленности и часть торговли. Наряду с конфискацией государственно-монополистического капитала народная власть в восстановительный период отменила все особые права и привилегии империалистов в Китае и постепенно провела национализацию иностранного капитала. Была установлена фактическая монополия внешней торговли и принята политика защиты отечественного производства. Все это позволило государственному сектору овладеть ключевыми высотами экономики.
    В борьбе за овладение командными высотами экономики народной власти с первых же шагов пришлось принять меры по ликвидации частнособственнической стихии и анархии. Сосредоточив в руках государства контроль над производством и распределением важнейших товаров, в первую очередь потребительских, народное государство уже к концу 1950 г. сумело добиться прекращения многолетней инфляции, пресекло спекуляцию, ввело в русло государственного регулирования частнокапиталистическое предпринимательство. Большую роль в этом отношении сыграло внедрение первичных форм госкапитализма (государственных заказов частным предприятиям на переработку сырья и производство готовой продукции, централизованных закупок по твердым ценам и централизованного сбыта продукции капиталистической промышленности). К 1952 г. частные предприятия, охваченные различными формами госкапитализма, давали около половины всей продукции частной промышленности. Вместе с тем государство широко поощряло восстановление и развитие необходимых для народного хозяйства частнокапиталистических предприятий. Значительная помощь государства, протекционистская политика народной власти наряду с ликвидацией оков феодализма позволили частному сектору быстро выйти из состояния депрессии и развивать производство высокими темпами. За один лишь 1951 г. валовая продукция частной промышленности выросла в 1,5 раза.
    Политика ограничения и регулирования частного капитала наталкивалась на растущее сопротивление буржуазии. Не имея возможности развернуть открытую борьбу против народной власти, буржуазия встала на путь подрыва государственной экономической политики, действуя в обход новых законов (так называемые пять зол: уклонение от уплаты налогов, подкуп государственных служащих, расхищение государственных средств, недобросовестное выполнение правительственных заказов, выкрадывание в государственных учреждениях секретной экономической информации в целях наживы). Делались также попытки политического оформления отдельных групп буржуазии вне узаконенных рамок единого фронта под прикрытием различного рода экономических ассоциаций («коллегия бухгалтеров», «группа судостроения» и т. д.). Сопротивление буржуазии облегчалось несовершенством регулирующих экономических рычагов государства, общей отсталостью экономики, некомпетентностью руководящих хозяйственных кадров, а также засоренностью народно-хозяйственного аппарата выходцами из эксплуататорских классов. В этих условиях руководство КПК и народного государства прибегло к политикоадминистративным методам борьбы с буржуазией и особенно с буржуазным влиянием на партию и госаппарат.
    В конце 1951 — начале 1952 г. в Китае были развернуты две очередные массовые политические кампании — движение против «трех зол» (коррупции, расточительства и бюрократизма) в партии, массовых организациях, государственных учреждениях, армии и движение против «пяти зол» среди буржуазии. Особенно энергичной была кампания против «трех зол», вылившаяся в широкую чистку городских парторганизаций и госаппарата. Во время этой кампании во всех крупных учреждениях и войсковых частях создавались народные трибуналы, имевшие право выносить смертные приговоры. Председателями трибуналов были руководители учреждений и военачальники. По всей стране проходили судебные митинги, нередко сопровождавшиеся расстрелами обвиняемых на глазах у многочисленной толпы. Было репрессировано 4,5% работников госаппарата. Движение против «пяти зол», направленное непосредственно против буржуазии, проводилось более мягкими средствами. Специальные трибуналы, разбиравшие дела провинившихся капиталистов, выносили значительно более мягкие приговоры, смертная казнь практически не применялась. Основная цель кампании против «пяти зол» состояла в том, чтобы припугнуть буржуазию и получить с нее внушительную контрибуцию.
    В результате движений против «трех» и «пяти» злоупотреблений был нанесен сильный удар по национальной буржуазии, подорвавший ее экономические и политические позиции. С буржуазии была взыскана контрибуция в несколько миллиардов юаней под видом недоплаченных налогов за прошлые годы. Эти кампании действительно напугали буржуазию и были восприняты ею как показатель изменения политики КПК в отношении частного капитала, что отразилось на экономической активности предпринимателей и торговцев. Объем производства частной промышленности сократился; это сказалось на объеме промышленного производства Китая в целом. Государству пришлось принимать срочные меры для восстановления активности частного сектора. Практика 1952 г. показала, что чисто административные, репрессивные меры борьбы с буржуазией в Китае хотя и приносят государству временный частичный выигрыш, но не дают нужного эффекта для решения коренных экономических проблем. Опыт кампаний против «трех» и «пяти» злоупотреблений побудил КПК при выработке генеральной линии 1953 г. более трезво подойти к проблеме ликвидации частного капитала.
    Одним из важных аспектов социально-экономических мероприятий народной власти в восстановительный период и особенно кампаний против «трех» и «пяти» злоупотреблений было повышение активности, организованности и авторитета рабочего класса.
    Победа народной революции, бесспорно, принесла заметное улучшение политического, правового и экономического положения рабочего класса. Среди наиболее крупных преобразований, осуществленных по инициативе КПК в первые годы существования КНР, были ликвидация в промышленности и на транспорте полуфеодальных артелей и землячеств во главе со всякого рода подрядчиками и старшинками, беспощадно эксплуатировавшими рабочих, создание на государственных предприятиях комитетов по управлению заводами и заводских конференций представителей рабочих и служащих, принятие прогрессивного закона о профсоюзах, облегчавшего рабочим частных предприятий борьбу с капиталистической эксплуатацией, и др. Роль и значение профсоюзов заметно выросли. К концу 1952 г. в них состояло более 7 млн. рабочих и служащих.
    Профсоюзы, руководимые коммунистами, развернули большую работу по налаживанию и восстановлению производства, организации массового производственного соревнования, а также по повышению общеобразовательного и политического уровня рабочих, подготовке административных, хозяйственных, инженернотехнических кадров из числа передовых рабочих. За годы восстановительного периода только школами профсоюзов было подготовлено 111 тыс. таких кадровых работников. 107 тыс. членов профсоюзов было привлечено к работе в государственных и партийных органах, 124 тыс. рабочих выдвинуто на инженерно-технические и административные должности, в том числе 7800 человек — на посты директоров предприятий и их заместителей. На частных предприятиях положение рабочих серьезно изменилось лишь после кампании против «пяти» злоупотреблений, когда стали внедряться элементы рабочего контроля. Все это в целом отвечало установке КПК на социалистический путь развития. Можно сказать, что в восстановительный период компартия и народная власть в какой-то мере преодолевали прежнюю оторванность и отчужденность от рабочего класса, через профсоюзы и госаппарат усилили политическое воздействие на рабочих, начали завоевывать их доверие. Тем не менее главной социальной и политической опорой народной власти, как и прежде, оставалось крестьянство, ему она уделяла свое преимущественное внимание. В отношении же рабочего класса маоистская группа в руководстве КПК добивалась не столько политической, сколько производственной активности рабочих. Продолжением прежней рабочей политики Мао Цзэ-дуна было также решительное пресечение попыток профсоюзов играть более активную роль в дальнейшем улучшении правового и материального положения рабочих. В 1951 г. руководство Всекитайской федерации профсоюзов в лице Ли Лисаня было обвинено в «экономизме», «аполитичности» и затем смещено по указанию ЦК КПК.

    Партийное строительство в восстановительный период

    За три года восстановительного периода численность КПК выросла почти вдвое: с 3,5 млн. человек перед образованием КНР до 4,5 млн. в июне 1950 г., 5,8 млн. в июне 1951 г. и 6,1 млн. в мае 1953 г. Наибольший прирост численности партии — 2,3 млн. человек — отмечался в первые полтора года. На 1 июля 1951 г. из 5,8 млн. членов и кандидатов партии более половины (3 млн.) находилось в деревне, а 2,7 млн. — в армии, госаппарате, народном хозяйстве, культуре и т. д. Партия по-прежнему оставалась преимущественно крестьянской по своему составу; рабочая прослойка в партии выросла в несколько раз, но все еще была относительно небольшой — около 6,5% в мае 1953 г.
    Руководство КПК принимало меры к регулированию состава партии, повышению ее боеспособности, укреплению связей с массами. Значительно расширился, в частности, прием в партию рабочих, что объяснялось прежде всего экономическими соображениями. Однако в целом перелома в развитии партии, в ее классовом составе после образования КНР не произошло.
    В связи с быстрым ростом партии и дальнейшим ухудшением ее качественного состава III пленум ЦК КПК принял решение об усилении партийной учебы коммунистов, о регулировании роста партии с целью увеличения рабочей прослойки, об ограничении приема в КПК в сельских районах и о чистке партии. В директиве ЦК КПК о чистке партии указывалось, что «большинство новых членов партии проявляет идеологическую неустойчивость и недисциплинированность и не получило соответствующей подготовки. Среди многих старых членов партии и даже среди старых руководящих работников наблюдаются признаки зазнайства и высокомерия».
    В развитие решений III пленума ЦК КПК в марте 1951 г. было созвано первое Всекитайское совещание по партийно-организационной работе, которое постановило в течение трех лет упорядочить работу первичных парторганизаций, т. е. провести проверку и перерегистрацию членов партии и очистить ее от чуждых и пассивных элементов. Совещание сформулировало восемь пунктов-требований, предъявляемых к членам партии. В них, как и во многих других документах и практических действиях КПК того времени, отразилась борьба двух тенденций — пролетарской, интернационалистской, и мелкобуржуазной, националистической. В то время как интернационалисты добивались очищения КПК от классово чуждых, карьеристских, разложившихся элементов, Мао Цзэ-дун и его сторонники стремились использовать чистку для закрепления в партии и стране культа личности, антидемократических, командных методов руководства, идеологических проработок и массовых репрессий. По неполным данным, относящимся к февралю 1953 г., в ходе чистки из рядов КПК было исключено или выбыло 10% ее состава; часть из них составляли чуждые элементы, часть вышла из партии вследствие своей неподготовленности или была исключена за пассивность и отсталость.
    Одновременно в КПК и в стране была развернута широкая кампания прославления Мао Цзэ-дуна и его «идей», создания культа вождя. Особенно широкий размах нагнетание атмосферы культа личности Мао Цзэ-дуна и восхваление его «идей» приняли во время торжеств по случаю 30-й годовщины основания КПК. Доминирующим в ходе этой кампании был новый тезис о том, что «учение Мао Цзэ-дуна» имеет «всемирное значение для всего международного коммунистического движения».
    В то же время на политику КПК воздействовали и позитивные факторы: популярность идей социализма, влияние авторитета Советского Союза, наличие в партии и ее руководстве интернационалистических сил. Именно эти факторы определили вопреки позиции мелкобуржуазно-националистических элементов в руководстве КПК выбор социалистической перспективы развития страны и ориентации на дружбу с СССР.

    Первые внешнеполитические шаги КНР

    После образования КНР руководство Компартии Китая некоторое время ориентировалось на поддержку СССР и других стран социализма. Преобладающая часть партии и трудящиеся массы страны видели в этом залог успешного продвижения по пути к социализму. Группа Мао Цзэ-дуна из националистических соображений, надеясь использовать помощь СССР для осуществления своих гегемонистских замыслов, также поддерживала эту внешнеполитическую ориентацию. Внешняя политика КНР в этот период, несмотря на отдельные проявления великодержавного шовинизма и авантюризма, в целом была конструктивной, прогрессивной и миролюбивой. Она совпадала с политикой других социалистических государств 1.
    1 октября 1949 г. правительство КНР заявило, что оно является единственным законным правительством, представляющим весь народ Китая, и желает установить дипломатические отношения с любым иностранным государством, которое будет соблюдать принципы равенства, взаимной выгоды и взаимного уважения территориальной целостности и суверенитета.
    Первым государством, признавшим Китайскую Народную Республику и установившим с ней дипломатические отношения, был Советский Союз. В конце 1949 -— начале 1950 г. КНР признали все остальные социалистические государства. Народный Китай вступил в состав социалистического содружества.
    В конце 1949 — начале 1950 г. СССР посетила китайская правительственная делегация во главе с Мао Цзэ-дуном. 14 февраля 1950 г. в Москве были подписаны Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи, соглашения о Китайско-Чанчуньской железной дороге, Порт-Артуре и Дальнем, о предоставлении КНР долгосрочного экономического кредита и др. Договор и соглашения предусматривали широкое развитие политического, экономического и культурного сотрудничества между СССР и КНР. Советское правительство безвозмездно передавало КНР все свои права по совместному управлению КЧЖД со всем принадлежащим дороге имуществом, все сооружения военно-морской базы ПортАртура, советское имущество в порту Дальнем, а также имущество, приобретенное у японских собственников в Маньчжурии (44 завода, две электростанции и т. д.). Китаю был предоставлен льготный кредит в 300 млн. долл. для оплаты поставок из СССР оборудования и материалов для тяжелой промышленности и транспорта. Советский Союз взял на себя обязательство оказать КНР помощь в строительстве и реконструкции 50 крупных промышленных предприятий, снабжать Китай необходимыми промышленными товарами, горючим, сырьем. В 1952 г. на долю СССР приходилось более половины всего внешнеторгового оборота Китая. Все это имело огромное значение для стабилизации политического и экономического положения КНР, восстановления ее народного хозяйства.
    По просьбе китайского правительства в КНР была направлена большая группа советских специалистов, знакомивших с научнотехническим опытом СССР, оказывавших помощь в восстановлении промышленности и транспорта, в разработке и осуществлении планов гидротехнического строительства, реорганизации системы высшего образования, органов суда и юстиции, системы управления народным хозяйством и государственного планирования.
    Важное значение имела и дипломатическая поддержка Китая со стороны СССР на международной арене, его борьба за восстановление законного места КНР в ООН, развертывание широкой международной кампании против американской оккупации Тайваня. В период военных операций в Корее Советский Союз бесперебойно снабжал китайских добровольцев оружием, боеприпасами, горючим, продовольствием, медикаментами. По просьбе правительства КНР в Маньчжурию были переброшены отборные советские авиационные дивизии, надежно прикрывшие индустриальные центры северо-восточных провинций Китая от налетов американской авиации. В воздушных боях над Маньчжурией советские летчики сбили десятки американских самолетов.
    Интернациональная поддержка СССР помогла Китаю преодолеть международные и внутренние трудности, дать отпор агрессивным наскокам американского империализма.
    Восстановительный период отмечен резким обострением китайско-американских отношений. Американский империализм открыто демонстрировал свою враждебность новому народно-демократическому государству, пытался организовать политическую и экономическую блокаду КНР. Вооруженные силы США оккупировали Тайвань, американский флот патрулировал у берегов Китая. Интервенция США в Корее в 1950 г. явилась одновременно и началом необъявленной войны против КНР. 25 октября 1950 г. в Корею были направлены отряды китайских добровольцев под командованием Пэн Дэ-хуая. Совместно с Народной армией Кореи они провели ряд крупных наступательных операций, отбросив американцев и лисынмановцев за 38-ю параллель. После этого КНР приняла активное участие в мирном урегулировании корейского конфликта.
    В восстановительный период Китайская Народная Республика предприняла на международной арене ряд других миролюбивых конструктивных шагов. Это привело к широкому признанию молодой народной республики, укреплению ее международных позиций. Вопреки открытому нажиму Вашингтона в 1949—1950 гг. КНР признали Индия, Пакистан, Индонезия, Бирма, Цейлон, Афганистан. В январе 1950 г. о признании правительства КНР деюре заявила Англия. Вслед за ней народный Китай признали Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия, Голландия, Швейцария, Израиль.
    Однако уже в это время стали проявляться великодержавный шовинизм и авантюризм группы Мао Цзэ-дуна. Первым таким симптомом было выступление маоистов на конференции профсоюзов стран Азии и Океании (декабрь 1949 г.) с претензией на руководящее положение в революционном движении Азии. В 1950—1951 гг. маоисты попытались навязать свой опыт компартиям Индонезии и Индии. Грубость и надменность проявили некоторые руководители КНР и в отношениях с корейскими коммунистами во время войны в Корее.

    Итоги восстановительного периода

    За первые три года существования Китайской Народной Республики были проведены политические и социально-экономические мероприятия исторического значения. Экономика страны, разоренная многолетними войнами и хищническим хозяйничаньем империалистов и гомииьдановской верхушки, была восстановлена. Аграрная реформа покончила с пережитками феодализма в китайской деревне и расчистила путь для кооперирования сельского хозяйства. Был создан новый государственный аппарат, подавлена контрреволюция. Укрепились позиции государственного сектора в многоукладной экономике Китая, были отбиты попытки национальной буржуазии сломить ограничения, которые ставил народно-демократический строй развитию капитализма. Доля государственного и некапиталистического секторов в промышленности выросла с 28,3% в 1949 г. до 48,7% в 1952 г., а доля частнокапиталистического сектора соответственно упала с 48,7 до 30,7%. В оптовой торговле доля госсектора выросла с 23,8% в 1950 г. до 63,2% в 1952 г., в розничной торговле — с 16,4 до 42%. Первые шаги по пути перехода к коллективным формам хозяйства сделало крестьянство.
    Восстановительный период был временем острой классовой борьбы, в ходе которой произошли глубокие социальные перемены в китайском обществе. Классы помещиков и крупной компрадорской буржуазии были полностью ликвидированы. Национальная буржуазия стала богаче, но удельный вес частного капитала в экономике страны значительно снизился. Сильно упало политическое влияние буржуазии. С другой стороны, повысились авторитет и организованность рабочего класса, его политическое воздействие на все стороны жизни китайского общества. Большие перемены произошли и в крестьянстве. Единоличное трудовое крестьянство, ставшее собственником всей пахотной земли, решительно поддерживало мероприятия народной власти и было по существу ее главной социальной и политической опорой.
    В течение восстановительного периода, таким образом, было завершено решение основных задач демократической революции и подготовлены определенные политические и экономические предпосылки для перехода к переустройству Китая на социалистических началах. Но решать эти новые задачи КПК, народному государству предстояло в сложных условиях крайне отсталой и бедной страны, с громадным преобладанием мелкобуржуазных слоев населения и относительно слабым рабочим классом.

    Завершение буржуазно-демократических преобразований и восстановление народного хозяйства (1949—1952 гг.). Переход Китая на путь социалистического развития (1949—1957 гг.). История Китая

    Читать дальше История Китая

    Вернуться к содержанию История Китая

    Комментарии закрыты.