Синьхайская революция (1911—1913 гг.).
    Китай в начале эпохи империализма.
    История Китая

    Синьхайская революция (1911—1913 гг.). Китай в начале эпохи империализма. История Китая

    Последние месяцы перед революцией. Восстание в Сычуани

    В начале XX в. в Китае уже существовали материальные предпосылки буржуазной революции. Даже китайская деревня, несмотря на засилье в ней феодальных пережитков, была не той, что в первой половине XIX в.; в ней, особенно в районах, близких к городам и путям сообщения, продолжалось развитие товарного хозяйства, увеличивалась прослойка, с одной стороны, наемных рабочих, с другой — обуржуазившихся помещиков и кулаков (соединявших в своих хозяйствах феодальные и капиталистические формы эксплуатации). Из торговцев, владельцев ломбардов формировалась национальная буржуазия. В промышленности сосуществовали все три стадии развития капитализма: мелкое товарное производство, мануфактура и крупная машинная индустрия, но переход от низших стадий к высшим был крайне затруднен иностранной конкуренцией, политикой реакционного цинского государства, феодальными пережитками в сельском хозяйстве и во всей экономике страны. В то же время крупная промышленность, несмотря на ее небольшой удельный вес в национальной экономике, отличалась сравнительно высокой концентрацией: на предприятиях с числом рабочих свыше 500 было занято около половины фабрично-заводских рабочих Китая. Это содействовало в дальнейшем превращению китайского пролетариата в класс «для себя» и росту его влияния на другие слои китайского общества. Однако в 1911 г., накануне буржуазной революции, пролетариат еще не оформился в самостоятельный класс, хотя уже и вел экономическую борьбу. Между 1895 и 1913 гг. произошло около 70 сравнительно крупных забастовок, но все они носили стихийный характер и не выходили за рамки экономической борьбы.
    На авансцене политической жизни Китая в начале 1911 г. попрежнему разыгрывался конфликт между цштской властью и либеральной оппозицией, отношения между которыми чрезвычайно обострились. После запрета четвертой петиционной кампании конституционалисты перенесли центр тяжести своей деятельности в провинции. В то же время они требовали от правительства созвать чрезвычайную сессию Верховной совещательной палаты; мотивируя это требование, группа депутатов палаты предупреждала в апреле 1911 г.: «В настоящее тревожное время… нельзя дожидаться срока очередной сессии, ибо за этот промежуток времени народ может охватить чрезвычайная тревога и волнения».
    Правительство регента Чуня не вняло предостережению и не только отклонило просьбу, но и осуществило два акта, которые казались прямо провокационными. Первым была организация кабинета министров. До 1911 г. исполнительную власть в Китае осуществлял Военный совет, состоявший из представителей высшей маньчжурской знати и служивший постоянной мишенью для нападок оппозиции. В мае 1911 г. он был заменен кабинетом министров. Однако реорганизация была проведена так, что лишь усилила концентрацию власти в руках маньчжуров: из 13 министров 8 были маньчжурами, причем 5 из них — великими князьями; в их руках оказались важнейшие министерства: финансов, военное, морское, внутренних дел. Из сановников-китайцев в правительство вошел непопулярный сторонник проиностранной политики Шэн Сюань-хуай. Созданием такого кабинета Цины усугубили конфликт с оппозицией.
    Усиление власти маньчжурской аристократии беспокоило также империалистические государства, считавшие ее недостаточно пригодной для сотрудничества с иностранным капиталом, негибкой, способной вызвать своей тупой реакционностью беспорядки в стране. В 1909 г., когда регент удалил в отставку Юань Ши-кая, которого державы рассматривали как «сильного человека», пригодного для исполнения их планов, державы даже заявляли по этому поводу протест китайскому правительству.
    Вторым актом Цинов был майский указ о национализации строящихся Хугуанских железных дорог. Указ, подготовленный Шэн Сюань-хуаем, дополнялся инструкцией, согласно которой правительство выкупало у населения только крупные акции. Это означало ограбление мелких держателей акций — крестьян и мелкой буржуазии города, отдавших сбережения на строительство железных дорог. В разных провинциях условия выкупа акций были различны. Особенно тяжелый удар наносился держателям акций провинции Сычуань, где 40% акций аннулировались, а выкуп остальных растягивался на 20 лет. Указ вызвал возмущение во всем Китае, особенно после того как китайское правительство в том же месяце заключило с банковским консорциумом Англии, Франции, Германии и США соглашение о займе в 6 млн. ф. ст. на строительство Хугуанских железных дорог. Китайское правительство, таким образом, открыто призналось, что отняло железные дороги у национальной буржуазии для того, чтобы тут же передать их под контроль иностранных капиталистов.
    В провинциях, где должны были строиться «национализированные» магистрали, в июне — июле 1911 г. началось движение протеста; в Сычуани оно переросло в восстание. Правительственным войскам удалось разбить повстанцев, но и в начале октября восстание в Сычуани не было еще окончательно подавлено.

    Либеральные группировки проявляли лихорадочную активность, рассчитывая в случае всеобщего восстания использовать его для своего прихода к власти. В июне 1911 г. в Пекине образовался «Союз друзей конституции», стремившийся объединить все силы конституционалистов. В том же месяце крупнейший лидер конституционалистов Чжан Цзянь встретился с Юань Ши-каем, с которым обсуждал «политический кризис в стране и методы умиротворения» народа.

    Учанское восстание в Китае

    Революционная ситуация складывалась в масштабах всего Китая. Восстание в Сычуани, отдаленной от основных центров империи, не могло иметь решающего значения. Подлинным началом революции стало восстание в Ухане — в самом сердце Китая. Трехградье Ухань объединяет: Ханькоу с его иностранными концессиями, Учан — административный и военный центр и Ханьян — город, где находился единственный в Китае значительный металлургический завод.
    Революционную работу в Ухане вели в основном две организации — «Союз общего прогресса» и «Литературное общество», базой их были части «новой армии» в провинции Хубэй. Членами революционных организаций к июлю 1911 г. состояли несколько тысяч солдат и младших офицеров. Возглавляемое Цзян И-у «Литературное общество» (название, данное в целях конспирации) было военной организацией, продолжавшей традиции ряда мелких революционных групп, возникавших в Хубэе после Тан Цай-чана и прекращавших свою деятельность в результате полицейского террора. По-видимому, «Литературное общество» не имело собственной программы, разделяя платформу революционной Лиги.
    Восстание в Ухане было назначено на октябрь 1911 г., сначала на 6-е, потом на 16-е число. Но за неделю до последнего срока, 9 октября, на территории русской концессии в Ханькоу в конспиративной квартире революционеров произошел взрыв, привлекший внимание полиции. Полиция захватила на квартире списки заговорщиков.
    Утром следующего дня трое арестованных деятелей «Литературного общества» были казнены. Поиски заговорщиков в воинских частях усилили волнения среди солдат. Вечером 10 октября в казарме произошло столкновение между двумя солдатами и командиром взвода, послужившее сигналом к восстанию. Повстанцы захватили склад оружия. Началось восстание, которого так ждали революционеры, восстание, ставшее первой страницей революции 1911 г. Революция получила в Китае название Синьхайской (по старому китайскому календарю 1911 год назывался «годом Синьхан»).
    Маньчжурские власти бежали, из тюрем были освобождены сторонники революции. Демократически настроенные офицеры, пытавшиеся руководить восстанием, оказались не в состоянии овладеть положением. Сказались результаты недостаточной связи революционных организаций с массами, отсутствия четкого плана действий и широкой организации. Фактически ведущей силой с самого начала оказались либералы: они имели свою легальную организацию — провинциальное совещательное собрание во главе с Тан Хуа-луиом, обладали политическим опытом, твердо знали, чего хотят: кончить дело куцыми «конституционными» реформами, не дать революции углубиться. Революционеры, не видевшие опасности с этой стороны, наивно полагавшие, что после того, как революция стала фактом, их цели и цели либералов совпадают, оказались на поводу у либеральной партии.
    Революционеры стали сдавать свои позиции либералам с первого дня восстания. 11 октября в Учане ими было принято решение, по которому Китай провозглашался республикой — государством, принадлежащим пяти народностям — китайцам, маньчжурам, монголам, «мусульманам» и тибетцам; отменялся счет по годам правления маньчжурских императоров, третий год правления Сюаньтун (1911 г.) переименовывался в 4609 год Хуан-ди (мифический родоначальник китайского народа); было издано воззвание о «карательной экспедиции» против маньчжурского правительства, все провинции призывались к восстанию; создавалось военное правительство провинции Хубэй. Иностранным консулам в Ханькоу было сообщено, что интересы и особые права иностранных держав в Китае будут уважаться.
    В решении не говорилось об аграрном вопросе, пресекалась всякая попытка придать революции антиимпериалистическую направленность. Революция сразу обнаружила слабость в двух коренных вопросах. На пост военного губернатора выдвигался не имевший ничего общего с революционерами и долго отказывавшийся от этой чести командир бригады Ли Юань-хун, на пост главы гражданского ведомства — Тан Хуа-лун.
    Революционная армия вначале составляла всего 4 тыс, человек, у нее не было настоящего руководства, не хватало провианта. Несмотря на это, революционный порыв был велик, в ряды армии вливались уханьские рабочие и крестьяне близлежащих районов. Вслед за Учаном революционные войска освободили Ханьян, Ханькоу. Империалистические державы, видя размах революции, а также учитывая заявление китайских буржуазных революционеров об охране особых прав иностранцев, решили первое время выждать и 18 октября объявили о «нейтралитете».

    Гражданская война в Китае

    Маньчжурское правительство спешно перебросило к Уханю две дивизии — генералов Фэн Го-чжана и Дуань Ци-жуя. В то время как в районе Уханя шли ожесточенные бои, революция распространилась на новые территории. Восстание охватило всю провинцию Хубэй. 22 октября восстала соседняя провинция Хунань, где образовалось революционное правительство во главе с Цзяо Да-фыном. В тот же день против маньчжурской династии выступила провинция Шэньси. В конце октября — начале ноября 1911 г. отпадение провинций от пинского правительства приняло широкие размеры: отделились Цзянси, Шаньси, Юньнань, Аньхой, Гуйчжоу, Цзянсу, Чжэцзян, Гуанси, Фуцзянь, Гуандун, Шаиьдун, Сычуань. Теперь весь Южный и Центральный Китай (из провинций Северного Китая только три — Шэньси, Шаньси и Шаньдун) были охвачены восстанием. В большинстве провинций руководство движением сразу захватили либералы, стремившиеся придать революции умеренный характер.
    В крупнейшем экономическом центре Шанхае революция победила почти без боя. Здесь пост губернатора достался представителю революционной Лиги Чэнь Ци-мэю. В соседней провинции Чжэцзян революционеры сами вручили этот пост главе совещательного собрания Тан Шоу-цяню. В Цзянсу местные шэньши уговорили цинского губернатора перейти на сторону революции. Либералы ратовали за перенесение революционной столицы из Уханя в Шанхай, где буржуазия была особенно сильна. Борьба между двумя центрами — Шанхаем и Уханем — отражала как борьбу либеральной буржуазии с революционными демократами за гегемонию в революции, так и противоречия между местными буржуазными группировками.
    Во многих провинциях во главе революционной власти оказались феодальные милитаристы, служившие до того Цинам: в Гуанси —Лу Жун-тин, в Шаньси — Янь Си-шань (в 1949 г. последний премьер чанкайшистского правительства), в Юньнани — Цай Э. Все они были поддержаны либералами. В двух провинциях — Хунани и Гуйчжоу — у власти оказались революционные демократы, и борьба внутри буржуазно-националистического лагеря приняла здесь наиболее острые формы. В Хунани либералы во главе с председателем местного провинциального собрания Тань Янь-каем, пользуясь уступчивостью революционеров, произвели 31 октября вооруженный переворот. Цзяо Да-фын и другие руководители революционной власти были убиты, пост губернатора занял Тань Яиь-кай. В Гуйчжоу борьба за власть между либералами и революционерами затянулась; лишь в начале 1912 г. местная либерально-конституционалистская клика при помощи войск юньнаньских милитаристов Цай Э и Тан Цзи-яо разгромила революционные элементы и взяла власть в свои руки. В провинции Гуандун совещательное собрание само предложило пост губернатора одному из лидеров революционной Лиги — Ху Хаиь-миню.
    Ципское правительство, застигнутое врасплох революцией, с конца октября напрягло силы для организации контрнаступления. 27 октября главнокомандующим войск, действующих против революционеров, был назначен Юань Ши-кай, которого поддерживали военщина, помещики, старые бюрократы и, что важнее всего, иностранный империализм. 2 ноября Юань Ши-кай стал премьером пекинского правительства, но фактически не приступал к исполнению своих обязанностей, не решаясь связать свою судьбу с гибнущей цинской династией. Он выжидал развития событий.
    Положение на фронте временно сложилось не в пользу революционных войск. 28 октября части подчиненного Юань Ши-каю генерала Фэн Го-чжана одержали первую победу и подступили к Уханю. Народные массы были полны решимости отстоять колыбель революции. Главнокомандующим революционных войск был назначен прибывший из Шанхая Хуан Син. Однако Хуан Син, прославленный герой многих восстаний, на посту главнокомандующего проявил недостаточную твердость и решимость, не принял мер для широкой мобилизации народпых масс на защиту революции и был в своих действиях связан либеральной кликой, сложившейся к тому времени вокруг Ли Юань-хуна.
    Войска Фэн Го-чжана подожгли китайскую часть города Ханькоу, в результате чего погибло и осталось без крова множество людей. 2 ноября они заняли опустошенный город. Юань Шикай отправился в Пекин и занял ожидавший его пост премьерминистра, приступив с 16 ноября 1911 г. к исполнению обязанностей. Но, учитывая ситуацию, он вел двойную игру, с тем чтобы в конечном счете самому сесть на место Цинов.
    Вторжение правительственных войск в Ханькоу воспрепятствовало созыву в Ухане конференции представителей восставших провинций. Воспользовавшись этим, шанхайская группировка Чэнь Ци-мэя перехватила инициативу и объявила местом работы конференции Шанхай. В ноябре представители провинциальных правительств и совещательных комитетов собрались здесь на первое заседание.
    Едва Юань Ши-кай стал премьером, как правительственные войска возобновили наступление и, форсировав с помощью немецких понтонов реку Ханыпуй, отделяющую Ханькоу от Ханьяна, 27 ноября захватили Ханьян. Установив здесь артиллерию, они стали обстреливать Учан. В Учане возникла паника, город пылал, один из снарядов попал в губернаторскую резиденцию. Ли Юань-хун бежал, Хуан Син, объявив об отставке, уехал в Шанхай. В момент смертельной опасности оборону Учана возглавили революционеры Цзяи И-у, Чжан Чжэн-у и другие, до того самоотверженно сражавшиеся среди тысяч других бойцов.
    Взятие Ханьяна было наиболее значительным и в то же время последним успехом правительственных войск. Пока в Ухане шли бои, в районе Шанхая революционная армия, пользуясь слабостью пинских войск на этом участке, развернула наступление и 2 декабря заняла Нанкин, компенсировав, таким образом, потерю Ханьяна. Это означало провал наступления Юань Шикая.
    После освобождения Нанкина конференция представителей провинций перебралась в этот город. Фактически это было успехом шанхайской буржуазной группировки, так как в экономическом отношении Нанкин тяготеет к шанхайскому району.

    Провозглашение республики в Китае

    Неудача наступления цинских войск вызвала тревогу не только у китайских помещиков и либеральной буржуазии, но и у империалистических держав, до этого только наблюдавших за событиями. 1 декабря английский консул в Ханькоу передал революционерам предложение Юань Ши-кая заключить в районе Уханя трехдневное перемирие. Предложение было немедленно принято. Когда срок перемирия истек, оно вновь было продлено на три дня. К этому времени подоспело предложение, присланное Юань Ши-каем из Пекина, об общем 15-дневном перемирии и о начале мирных переговоров. Военные действия больше не возобновлялись.
    Одновременно с началом 15-дневного перемирия глава государства регент Чунь ушел от власти; его заменила вдовствующая императрица Лун Юй. При малолетнем императоре и бессильной регентше вся власть в пекинском правительстве сосредоточилась в руках Юань Ши-кая. Фактически революция уже одержала победу над маньчжурской династией. Официальное отречение Цинов стало вопросом ближайших месяцев, пути для переговоров между монархическим Севером и революционным Югом были открыты. Чтобы у борющихся сторон в Китае не оставалось сомнения, что державы не дадут возобновить революционную войну, 20 декабря, накануне истечения срока перемирия, Англия, на этот раз вместе с другими империалистическими вершителями судеб Китая — Францией, Германией, Японией, США и Россией, обратилась с нотой к уполномоченным Севера и Юга, собравшимся в Шанхае для мирных переговоров. Державы обращали «внимание обеих делегаций на необходимость достигнуть скорейшего соглашения, способного положить конец настоящему конфликту». Реакция в Китае и вне его не без основания рассчитывала, что теперь революционеры удовлетворятся формальным уходом цинской династии которая показала себя слишком слабой, чтобы служить надежной опорой для империалистических и феодальных сил.
    После заключения перемирия в революционном лагере ускоренными темпами шло укрепление и расширение позиций правого крыла. Бежавший было Ли Юань-хуи вернулся в Учан. Цзян И-у, в труднейшую минуту взявший на себя обязанности главнокомандующего, теперь, подвергаясь нападкам правых элементов, должен бьтл уйти в отставку.
    25 декабря 1911 г. в Шанхай прибыл возвратившийся из эмиграции Супь Ят-сен. Приезд его временно укрепил демократические элементы внутри революционного лагеря. Основатель первых в Китае революционных организаций, вождь Лиги, организатор многочисленных восстаний, неутомимый пропагандист и теоретик революции, Сунь Ят-сен пользовался авторитетом, о котором не мог мечтать никто другой из китайских революционных деятелей того времени. Даже скрытые враги революции на время должны были замолчать. 29 декабря конференция представителей восставших провинций 17 голосами против одного (оплота конституционалистов — провинции Чжэцзян) избрала Суиь Ят-сена временным президентом Китайской республики.
    Избрание Сунь Ят-сена имело огромное принципиальное значение: всю жизнь он боролся за республиканский строй и был в глазах народа живым воплощением республики. Избрание Сунь Ят-сена президентом означало, что вопрос об установлении республиканского строя решен, что в этом пункте Юг не пойдет ни на какие уступки. 1912 год стал первым годом Китайской республики.
    Пекинское правительство, ошеломленное внезапным известием о провозглашении республики, прервало мирные переговоры с Югом и принялось угрожать возобновлением военных действий. Фактически это был просто шантаж, так как империалисты и феодалы больше всего боялись продолжения войны против революционного Юга. Но Сунь Ят-сен и другие демократы, если бы даже захотели возобновить революционную войну, тоже были бессильны сделать это. Сдача позиций либералам зашла к этому времени далеко. Руководители Лиги с начала революции не вспоминали о «равных правах на землю». В своей политике по отношению к империалистам они больше всего боялись дать повод к интервенции, все время заявляли об охране «особых прав иностранцев». В организационном отношении Лига чрезвычайно ослабла, разбухнув за счет десятков тысяч новых членов, преимущественно людей с либеральными взглядами. Так, в январе 1912 г. в Лигу вступил Тан Шао-и, близкий друг Юань Ши-кая и руководитель делегации северян на мирной конференции.
    Во Временном правительстве, образованном Сунь Ят-сеном, преобладали элементы, близкие к либеральной буржуазии. Под их давлением Сунь Ят-сен был готов уступить президентский пост Юань Ши-каю, если тот признает республику, не понимая, что отдать власть Юань Ши-каю — значит выдать республику ее злейшему врагу. Ради такого подарка Юань Ши-кай не прочь был на время прикинуться сторонником республики.
    15 февраля 1912 г., спустя три дня после отказа Лун Юй от регентства, временным президентом республики, как было заранее обусловлено, вместо Сунь Ят-сена был избран Юань Ши-кай. За него отдали голоса все восставшие провинции — на голос больше, чем в свое время за Супь Ят-сена. Победой Юань Ши-кая завершился тянувшийся в течение почти месяца спор о том, где должна быть столица — в Нанкине или Пекине. Сунь Ят-сен и его сторонники возражали против Пекина, так как Северный Китай был оплотом феодальной реакции и, кроме того, Пекин и подступы к нему находились с 1900—1901 гг. под постоянным военным контролем империалистов. Юань Ши-каю удалось добиться признания Пекина столицей.

    Короткая буржуазно-парламентская «весна» в Китае

    За время пребывания у власти правительство Сунь Ят-сепа провело ряд прогрессивных мероприятий: запретило курение опиума, бинтование ног женщинам, пытки, вывоз китайских рабочих за границу. Однако не было сделано даже попытки выступить против иностранного капитала и феодальной земельной собственности.
    В марте 1912 г. была опубликована временная конституция Китайской республики — самая демократическая конституция Китая за всю его историю до 1949 г. Она провозглашала свободу личности, слова, печати, собраний и организаций. В течение 10 месяцев должен был быть избран парламент, функции которого временно осуществляло Национальное собрание, составленное из бывших сената в Нанкине и совещательной палаты в Пекине. Верховное командование вооруженными силами принадлежало временному президенту. Однако без согласия Национального собрания он не имел права назначать министров и послов, заключать международные договоры, объявлять войну и заключать мир.
    1 апреля Сунь Ят-сен оставил свой пост, передав президентскую власть Юань Ши-каю; вице-президентом остался Ли Юаньхун. В марте Юань Ши-кай сформировал в Пекине правительство, во главе которого был поставлен сотрудничавший в то время с Юанем либерал Тан Шао-и; кроме членов Лиги в правительство вошли представители либеральных группировок. Важнейшие портфели Юань Ши-кай отдал своим прямым ставленникам, таким, как реакционер Дуань Ци-жуй (военный министр).
    До созыва постоянного парламента в 1913 г. реакция не чувствовала себя достаточно сильной, чтобы нанести народным массам контрудар и уничтожить завоевания революции. В это время в Китае, особенно в южных и центральных провинциях, еще сохранялись буржуазные свободы, ключом била политическая жизнь, возникали многочисленные новые партии и организации, печатные органы, проходили собрания и митинги. Значительный подъем переживало и рабочее движение. Среди бесчисленного множества возникавших в то время политических партий была и Социалистическая партия. Правда, программа ее носила буржуазно-демократический характер, а у руководства стояли оппортунисты во главе с Цзян Кан-ху, впоследствии перешедшим на сторону реакции. Но сам факт появления партии с таким названием свидетельствовал о том, что идеи социализма носились в воздухе. Народные массы стихийно стремились к продолжению революции. Повсюду вспыхивали крестьянские восстания, преимущественно под лозунгом отказа от платы за аренду земли.
    Настроения народных масс пугали буржуазию, считавшую революцию законченной. Еще в первые месяцы революции в противовес Лиге в Ухане были созданы «Народное общество» (Ли Юань-хун, Сунь У, Тань Янь-кай), в Шанхае — «Единый республиканский союз», объединивший правобуржуазные элементы — от вчерашних членов Лиги (Чэнь Ци-мэй, Ван Цзин-вэй) до старых конституционалистов (Чжаи Цзянь). О разрыве с Лигой официально заявили фактически давно отошедшие от нее лидеры «Союза освобождения» Чжан Бин-линь, Цай Юань-пэй.
    Правое крыло национальной буржуазии все больше смыкалось с реакционным лагерем, поддерживая Юань Ши-кая в стремлении к личной диктатуре, оттесняя и подчас физически уничтожая революционеров. В начале 1912 г. в Шанхае Чэнь Ци-мэй организовал убийство одного из основателей «Союза освобождения» — Тао Чэи-чжана. Исполнителем убийства называли молодого Чан Кайши, бывшего в то время послушным орудием в руках политикана Чэнь Ци-мэя (к слову сказать, это первое появление Чан Кай-ши на страницах истории).
    Стремление контрреволюционных сил к консолидации отразилось в попытках создания сильной партии, способной служить противовесом Лиге. В мае 1912 г. в результате слияния нескольких правых группировок («Народное общество», группа Чжан Бин-линя и др.) возникла Республиканская партия (Гунхэ дан) под председательством Ли Юань-хуна, выражавшая интересы помещиков и крупной буржуазии, преимущественно северной, более отсталой части Китая. Республиканская партия получила в Национальном собрании равное с Лигой число мест. Пользуясь изменившимся соотношением сил, Юань Ши-кай добился отставки ставшего слишком для него либеральным Тан Шао-и и министров — членов Лиги. Новый кабинет был послушным орудием в руках президента.
    Первые же недели пребывания у власти нового кабинета ознаменовались преступлением. По договоренности между Ли Юаньхуном и Юань Ши-каем в Пекин были вызваны два революционных командира, участники Учанского восстания, генерал Чжан Чжэн-у и полковник Фан Вэй и 13 августа расстреляны. Весть об этом вызвала всеобщее возмущение, подняв в южных и центральных провинциях широкое движение протеста. На этот раз правительству удалось подавить движение, оставшееся без руководства со стороны революционных партий.
    В то время как массы стихийно пытались продолжать борьбу, а реакция накапливала силы для решительного контрудара, с особенной силой проявилась слабость буржуазных революционеров. Считая революцию законченной, они были против народных восстаний. Они демобилизовывали революционные войска в Центральном и Южном Китае, роспуска которых с нетерпением ждала реакция. Сунь Ят-сен, считая, что из его «трех народных принципов» два—«национализм» и «демократия»—уже победили, надеялся на осуществление принципа «народного благоденствия» мирным путем. В августе 1912 г., в те дни, когда южные провинции кипели негодованием в результате гнусного убийства Чжан Чжэн-у и Фан Вэя, Сунь Ят-сен, прибывший по приглашению Юань Ши-кая в Пекин, пытался мирно договориться с ним. Юань Ши-кай, не собиравшийся выполнять ни одного из предложений Сунь Ят-сеиа, с тем большей легкостью соглашался на каждое из них. В пользу соглашения с Юань Ши-каем были настроены другие революционные лидеры — Хуан Син, Сун Цзяо-жэнь.
    Правда, в ответ на объединение правых группировок в Республиканскую партию прогрессивные партии тоже стали объединяться, но борьба с правыми мыслилась ими исключительно в легальных парламентских формах. Во время пребывания Сунь Ят-сена в Пекине в августе 1912 г. в результате слияния Революционной лиги с четырьмя мелкими группировками образовалась национальная партия — гоминьдан.
    Создание гоминьдана усилило позиции сторонников Сунь Ятсена в собрании: теперь они вновь располагали значительным большинством против Республиканской партии. Но объединение Лиги с четырьмя партиями, состоявшими преимущественно из либералов и некоторых бывших революционеров, перебежавших к либералам, было произведено не на принципиальной основе. Программа гоминьдана представляла шаг назад по сравнению с программой Лиги. Важнейший пункт — о «равных правах на землю» — отсутствовал. Не случайно часть членов Лиги на местах, не желая окончательного растворения в среде либералов, стремилась сохранить отдельную организацию Лиги; в Шанхае Ляо Чжун-кай и другие создали недолговечный «Клуб Лиги», в Гуанчжоу реорганизация Лиги в гоминьдан затянулась до конца января 1913 г.
    После создания гоминьдана Сунь Ят-сен временно отошел от непосредственной политической деятельности. Увлеченный идеей достижения «народного благоденствия» мирным путем, он, став генеральным директором железных дорог, занялся разработкой грандиозного плана железнодорожного строительства. Практическое руководство деятельностью гоминьдана перешло в руки Сун Цзяо-жэня. Деятельность эта сводилась исключительно к борьбе за голоса избирателей на предстоящих, первых в истории Китая, выборах в парламент.
    В. И. Ленин, внимательно следивший за обстановкой в Китае, именно в это время констатировал «союз зажиточного крестьянства с буржуазией при отсутствии или полном бессилии пролетариата» и с тревогой предупреждал: «Сумеют ли крестьяне, не руководимые партией пролетариата, удержать свою демократическую позицию против либералов, которые только ждут удобного момента, чтобы перекинуться направо, — это покажет недалекое будущее». Ближайшие месяцы показали, насколько Ленин был прав в своих опасениях.
    Выборы в парламент состоялись в декабре 1912 — феврале 1913 г. Гоминьдан одержал победу, получив большинство депутатских мест. Но к этому времени реакция уже завершила приготовления к решительному наступлению. Первый удар гоминьдану был нанесен 21 марта 1913 г. В этот день фактический руководитель гоминьдана и предполагаемый премьер-министр Сун Цзяожэнь, возвращавшийся в столицу из агитационной поездки по южным провинциям, на вокзале в Шанхае был смертельно ранен и через день скончался. Убийца при загадочных обстоятельствах «покончил самоубийством» в тюрьме. Шанхайские органы власти, находившиеся в руках гоминьдана, произвели тщательное расследование и обнаружили, что все нити ведут к Юань Ши-каю. Теперь Сунь Ят-сен (находившийся в тот момент в Японии по делам, связанным с железнодорожным строительством) увидел настоящее лицо Юань Ши-кая. В конце марта он спешно вернулся в Шанхай.
    В апреле 1913 г. открылась сессия постоянного парламента. Этот первый парламент поистине заслуживает в китайской истории название «долгого», так как существовал много лет и пережил всевозможные перипетии. В парламенте правые партии создали еще более широкое объединение, чем в мае 1912 г.: Республиканская партия слилась с двумя другими (Демократической, возглавлявшейся вернувшимся в Китай Лян Ци-чао, и Партией единства) в так называемую Прогрессивную партию, располагавшую в парламенте 223 местами против 392 мест гоминьдана.

    Вмешательство империалистов и поражение революционных сил в Китае

    С начала Синьхайской революции империалистические державы занимали выжидательную позицию. Как ни предупредительны были китайские революционеры по отношению к «иностранным интересам», ни одна держава до весны 1913 г. не признала Китайскую республику. Им мало было того, что президентом стал вполне устраивавший их Юань Ши-кай, им еще нужны были гарантии в виде новых кабальных финансовых обязательств Китая и разгрома революционных сил.
    Состав международного банковского консорциума за период Сииьхайской революции изменился: в него вступили в 1912 г. царская Россия и Япония, в результате внутренних противоречий из консорциума в марте 1913 г. вышли США. В апреле США с целью опередить другие державы первыми признали Китайскую республику, оказывая тем самым поддержку Юань Ши-каю и усиленно заманивая его на свою сторону. Заем все же был предоставлен Юань Ши-каю не США, а консорциумом в составе Англии, Франции, Германии, Японии и царской России.
    В мае 1913 г. правительство Юань Ши-кая, пренебрегая парламентом, подписало соглашение о займе в 25 млн. ф. ст. из 5% годовых, по курсу 84 за 100. Таким образом, с самого начала вместо номинальных 25 млн. Китай должен был получить 21 млн. ф. ст. В дальнейшем державы-кредиторы вычли из этой суммы еще свыше 12 700 тыс. фунтов в качестве уплаты по различным платежам. В итоге империалисты выплатили правительству Китая 8 200 тыс. фунтов (33% номинальной суммы), китайский же народ должен был расплачиваться за всю сумму займа. Этот заем получил название «большого реорганизационного». Юань Ши-кай вероломно нарушил присягу, которую принес республике, его клика открыто предала национальные интересы Китая.
    Большой реорганизационный заем предназначался для финансирования государственного переворота, разгрома китайской революции. Для Китая, тогда полуколониальной страны, характерно, что революция началась и кончилась иностранным займом. В июне правительство сместило трех гоминьдановских губернаторов: в провинциях Цзянси, Гуандун и Аньхой. Только после этого гоминьдан, некоторое время растерянно смотревший на сыпавшиеся на него удары, решился на сопротивление.
    В рядах гоминьдана царил разброд. Революционные войска были частью демобилизованы. Сунь Ят-сен, с момента убийства Сун Цзяо-жэня призывавший к оружию, встретил со стороны многих руководителей партии (Чэнь Ци-мэя, Хуан Сина) скрытое, а иногда и открытое сопротивление. Лишь в июле 1913 г. Ли Ле-цзюнь в провинции Цзянси поднял знамя «карательной экспедиции» против Юань Ши-кая. Восстание в течение декабря распространилось на провинции Цзянси, Аньхой, Гуандун, Фуцзянь; отдельные вспышки происходили и в других провинциях, например в Сычуаыи. Впоследствии Сунь Ят-сеи горько упрекал Хуан Сина за то, что тот вместе с другими гоминьдановцами не дал ему лично возглавить восставшие войска.
    В документах революционеров лета 1913 г. мы встречаем постоянные жалобы на недостаток войск, на численное превосходство неприятеля. Это объясняется отчасти тем, что Юань Ши-кай создал на иностранные деньги большую армию, подкупив и переманив на свою сторону многих генералов и офицеров. Но еще важнее другое обстоятельство: ряды революционной армии не росли. Когда в октябре 1911 г. горстка революционеров бросила вызов всей маньчжурской монархии, с ней был весь народ. Теперь же, в июле 1913 г., народные массы, разочаровавшиеся в буржуазных революционерах, не оказали им активной поддержки. Стихийные крестьянские выступления в это время продолжали нарастать, но гоминьдан не был связан с ними.
    Эти две причины — помощь Европы Юань Ши-каю (которая фактически была формой империалистической интервенции) и, главное, недостаточная поддержка повстанцев народными массами — привели к поражению так называемой второй революции: к началу августа революционные войска повсюду были разгромлены, Сунь Ят-сеи еще раз был вынужден эмигрировать.
    После поражения летнего восстания 1913 г., являвшегося по существу арьергардным боем Синьхайской революции, реакция в короткий срок уничтожила все революционные завоевания. В октябре 1913 г. Юань Ши-кай был избран постоянным президентом, победив на выборах выдвинутого либералами Ли Юань-хуна. В годовщину Синьхайской революции на прием, устроенный Юань Ши-каем в Ухане, явился весь дипломатический корпус, и правительство Юань Ши-кая было тем самым официально признано державами. В ноябре был запрещен гоминьдан (хотя многие его члены не имели никакого отношения к летнему восстанию), в январе 1914 г. распущены остатки парламента. Правительство ликвидировало провинциальные совещательные собрания. Следующим шагом было принятие реакционной конституции (1914 г.), отменившей уже и формально демократическую конституцию 1912 г. В 1914 г. войска Юань Ши-кая подавили в провинциях Хэнаиь и Хубэй крестьянское движение под руководством Бай Лана.

    Движение за автономию в Монголии и в Тибете

    Освободительное движение охватило в 1911—1912 гг. Монголию и Тибет. Эти ламаистские окраины Маньчжурской ршперии были слабо связаны с центром; в Тибете власть центрального китайского правительства временами бывала чисто номинальной. Отсталость Монголии и Тибета к началу XX в., отсутствие ростков национального капитализма привели к тому, что национально-освободительная борьба народов этих стран против маньчжуро-китайского гнета была возглавлена феодалами.
    В Монголии в конце XIX — начале XX в. цинское правительство увеличило налоги на местное население. Чтобы ассимилировать монголов и одновременно смягчить остроту аграрного кризиса в Китае, оно начало заселять некоторые районы Северной Монголии китайскими колонистами. Права монгольских феодалов, до того пользовавшихся значительной самостоятельностью во внутренних делах, были урезаны. Население эксплуатировалось маньчжурскими властями, китайскими и русскими купцами. Вместе с тем расширялись связи между монгольским и русским народами, до монголов доходили вести о революционной борьбе в России.
    Когда в Китае вспыхнула революция, Комитет монгольских феодалов предложил китайскому губернатору покинуть страну. Монголия была объявлена независимым государством, территория Внешней Монголии и Барги освобождена от китайских войск. Там, где они оказывали сопротивление, — в Хайларе, Кобдо — города брались штурмом. В освобожденной части Монголии у власти встали местные феодалы, глава ламаистской церкви в Урге, богдо-гэгэн, был провозглашен ханом. Положение народных масс несколько улучшилось, так как уменьшились налоги, прекратились реквизиции для китайской армии, выплата долгов китайским ростовщикам и купцам.
    Монгольское правительство не могло сопротивляться огромному Китаю без помощи извне. Оно надеялось на Россию, от которой получило в 1913—1914 гг. три займа на общую сумму свыше 5 млн. руб. Одновременно монгольские феодалы хотели заручиться поддержкой Японии, куда был направлен посол богдо-гэгэиа. Но попытка использовать помощь империалистических держав, играя на их противоречиях, была феодальной Монголии не под силу. Царизм навязал ей (за предоставленные займы) неравноправные соглашения, по которым русская торговля с Монголией велась беспошлинпо, русские подданные пользовались экстерриториальностью, монгольская армия ставилась под контроль русских инструкторов, финансы Монголии — под контроль советника, присланного царским правительством.
    В октябре 1913 г. царское правительство и правительство Юань Ши-кая подписали декларацию, признававшую Внешнюю Монголию автономной частью Китая. Она получала полную независимость во внутренних делах, но в делах международных самостоятельно могла решать лишь экономические вопросы. В мае 1915 г. соглашение России, Китая и Монголии в Кяхте подтвердило декларацию 1913 г. Независимость, завоеванная народом Внешней Монголии, подменялась, таким образом, автономией, а на смену китайскому влиянию должна была прийти экспансия царизма.
    Однако начавшаяся первая мировая война, а затем Февральская революция в России помешали российскому империализму воспользоваться плодами соглашений 1913—1915 гг. Китай, раздираемый в 1915 — 1918 гг. внутренней политической борьбой, также не в состоянии был в это время претворить в жизнь свои претензии на господство над Монголией. В новейший период мировой истории Монголия вступила независимым, но слабым государством, беззащитным в случае агрессии соседей.
    Тибет в годы Синьхайской революции также сделал попытку завоевать самостоятельность. Когда в Китае началась революция, китайские гарнизоны в Тибете перешли на ее сторону, но в управлении этой территорией никаких изменений не произошло, даже китайские чиновники в Лхасе не были заменены новыми лицами. Тибетцы поднялись на освободительную борьбу. В марте 1912 г. вспыхнуло антикитайское восстание, возглавленное тибетскими феодалами; в страну вернулся далай-лама. Правительство Юань Ши-кая двинуло с востока войска, собираясь превратить Тибет в китайскую провинцию; по дороге они жестоко расправлялись с местным населением.
    Англия, воспользовавшись восстанием в Тибете, в августе 1912 г. заявила Китаю, что «не может допустить ни замещения китайцами административных должностей в Тибете, ни доктрины, обнародованной Юань Ши-каем, о приравнении Тибета к собственной китайской провинции». Юань Ши-кай отдал приказ войскам прекратить наступление на Тибет. В конце 1912 г. в Лхасу с согласия далай-ламы и его окружения, в это время уже ориентировавшихся на Англию, вступил трехтысячный английский отряд. Прокитайские деятели в Тибете были устранены от власти, некоторые казнены. Китайские гарнизоны покинули Тибет.
    Руководимое феодалами автономистское движение в Тибете не принесло народу существенного облегчения, не обеспечило прогрессивного развития страны. На том этапе лишь усилилось влияние Англии в Тибете.

    Итоги Синъхайской революции в Китае

    Из трех задач, стоявших перед китайской революцией, — свержение маньчжурской монархии, уничтожение империалистического и феодального гнета — в 1911—1913 гг. была решена только первая. Не произошло пи ломки феодального землевладения, ни прямой борьбы с империалистами. Революция не стала глубоко демократической, подлинно народной, какой была русская революция 1905—1907 гг. Она не отразила интересов самого многочисленного класса — крестьянства, не создала органов революционно-демократической диктатуры, не осуществила революционного террора против врагов.
    В 1911 — 1913 гг. национальная буржуазия в Китае была слаба и неспособна одержать победу. Либеральная буржуазия оттеснила революционных демократов, руководимых Сунь Ят-сеном, и свернула революцию. Важной причиной поражения китайской революции была также империалистическая интервенция.
    Несмотря на слабость, первая китайская революция остается событием большого исторического значения. Из всех революций в странах Азии, последовавших за русской 1905—1907 гг., только китайская революция учредила республиканский строй. Движение, в которое она привела народные массы, не прекращалось в течение последующих десятилетий. Она содействовала также успехам национально-освободительных движений национальных меньшинств Китая.
    Уничтожив монархию, революция 1911 г. вплотную подвела китайский народ к необходимости решения других основных задач — завоевания национальной независимости и уничтожения феодализма в деревне.

    Синьхайская революция (1911—1913 гг.). Китай в начале эпохи империализма. История Китая

    Читать дальше История Китая

    Вернуться к содержанию История Китая

    Комментарии закрыты.