Китай в 1941—1943 гг. Положение в районах господства Гоминьдана. Ослабление фронта освобожденных районов.
    Национально-освободительная война против японского империализма (1937—1945 гг.).
    История Китая

    Китай в 1941—1943 гг. Положение в районах господства Гоминьдана. Ослабление фронта освобожденных районов. Национально-освободительная война против японского империализма (1937—1945 гг.). История Китая

    Вступление СССР в мировую войну в огромной степени усилило ее освободительный антифашистский характер. В авангарде вооруженной борьбы народов против фашизма встал Советский Союз. Советско-германский фронт был главным фронтом второй мировой войны, на котором решался вопрос о направлении исторического развития народов мира, в том числе китайского народа, о судьбах человеческой цивилизации. Коммунистическая партия Китая в декларации, опубликованной 7 июля 1941 г., заявляла: «Наш народ хорошо понимает, что война, которую ведет советский народ, направлена не только на защиту СССР, но и на защиту Китая, на защиту свободы и независимости всех народов. Победа или поражение СССР будут победой или поражением Китая…».
    Героическая борьба советского народа оказала огромное воздействие на развитие движения Сопротивления в странах Азии, на национально-освободительную войну в Китае.
    С началом войны на Тихом океане открылись новые благоприятные перспективы для развития освободительной войны китайского народа, укрепления вооруженных сил КПК и распространения ее влияния среди широких пародных масс.

    Положение в гоминьдановских районах

    Стремясь активизировать борьбу армии Чан Кай-ши, Соединенные Штаты заметно усилили военную и финансовую помощь гомипьдаиовскому правительству. В 1941—1942 гг. США предоставили Китаю три займа на общую сумму в 600 млн. долл. Одновременно были увеличены поставки вооружения по ленд-лизу. В целях усиления и координации военных действий в Китай в качестве начальника штаба вооруженных сил Чан Кай-ши был направлен американским генерал Стилуэлл. Он организовал военное обучение нескольких гоминьдановских армий в самом Китае и на территории Индии. Был создан американский 14-й авиационный корпус под командованием генерала Чэниолта. Однако надежды США на усиление военных действий чанкайшистской армии на японском фронте не оправдались. Чан Кай-ши, рассчитывавший в то время на разгром Японии вооруженными силами США и Англии, сосредоточил главное внимание на поддержании и укреплении господства гоминьдановской верхушки в Китае.
    Капитал, представленный кликой «четырех семейств» (Чан Кай-ши, Сун Цзы-вэня, Кун Сяи-си и братьев Чэнь Го-фу и Чэнь Лп-фу) вместе с феодально-помещичьим землевладением, составил к этому времени экономическую основу гоминьдановского режима. Воспользовавшись военными трудностями, «четыре семейства» распространили свой контроль на все сферы экономической жизни Китая. Бюрократический капитал монополизировал финансы, торговлю, промышленность и транспорт. В 1943 г. доля бюрократического капитала в валовой стоимости промышленного производства составила около 36%, а в отдельных отраслях — более 50%. Прямым следствием хозяйничанья бюрократического капитала были разорение национальной промышленности и торговли, упадок сельского хозяйства, резкое ухудшение положения народных масс. Одним из следствий дезорганизации экономики и одновременно одним из важнейших средств концентрации богатств в руках «четырех семейств» была инфляция. Огромное количество выпущенных в обращение бумажных денег привело к концу воины к баснословному росту цеп.
    Глубокий экономический кризис, охвативший гоминьдановский Китай, вызывал серьезное недовольство трудящихся масс, рост оппозиционных настроений среди национальной буржуазии и даже в самом гоминьдане. Фактически это означало сужение социальной базы гоминьдановского режима п ослабление его политических позиций. Выход из создавшегося опасного положения чанкайшисты искали на путях усиления репрессий и подготовки гражданской войны с целью разгрома КПК и всех остальных демократических сил китайского народа.
    Усиление реакционных тенденций в экономике и политике гоминьдановского Китая, упорное сопротивление чунцинского правительства малейшей демократизации режима все сильнее сказывались па боеспособности чаикайшистской армии, играя тем самым на руку японским милитаристам.

    Ухудшение положения освобожденных районов

    Сложившаяся в первые месяцы войны обстановка на советско-германском фронте требовала усиления антияпонской войны китайского народа, чтобы предотвратить возможное вступление Японии в войну против СССР. Это соответствовало не только интересам Советского Союза, но и интересам других свободолюбивых народов, и в особенности китайского народа. Это хорошо понимало большинство членов КПК, и прежде всего видные коммунисты-интернационалисты в руководстве партии.
    С иных, националистических позиций подошли к этой проблеме Мао Цзэ-дун и его сторонники. Используя международную обстановку, в которой главные силы японского империализма оказывались занятыми борьбой с США и Англией, а 600-тысячная Квантунская армия была прикована к дальневосточным границам Советского Союза, маоисты навязывали партии тактику пассивного ведения войны, сохранения и накопления сил в ожидании благоприятного момента для захвата власти в стране. Они доказывали необходимость выждать время, когда Советский Союз и другие страны и народы, образовавшие антифашистскую коалицию, сломают хребет армиям Германии и Японии.
    Мао Цзэ-дун словесными заверениями в любви к Советскому Союзу, в верности интернациональному долгу прикрывал саботаж предложения Коминтерна и КПСС относительно координации действий, направленных на то, чтобы сковать японские силы и предотвратить их нападение на СССР в период, когда гитлеровская армия имела временные успехи на советско-германском фронте.

    7 июля 1941 г. яньаньское руководство КПК поспешило официально заявить, что «Япония намеревается аннулировать договор о нейтралитете с Советским Союзом и напасть на великую Советскую страну». А полгода спустя, в период разгрома фашистской армии под Москвой, без тени сомнения объявило, «что Германия и Япония развернут против СССР весеннее наступление». Последний тезис специально рекомендовался руководством КПК для пропаганды среди японских оккупационных войск.
    При такой уверенности китайского руководства в скором нападении Японии на Советский Союз совершенно логичным был бы приказ народным вооруженным силам активизировать борьбу с японскими захватчиками в самом Китае. Однако 4 августа 1941 г. ЦК КПК дал совсем иное указание: «Выиграть время, копить силы» К В конце декабря 1941 г., когда главные военные действия Японии были перенесены на Тихоокеанский театр войны, а Советская Армия развивала наступление под Москвой, последовало новое указание ЦК КПК, в котором говорилось: «Одна из насущных и важных задач состоит в том, чтобы повсеместно экономить людские силы».
    Яньаньское руководство считало невыгодным в тех условиях развертывать широкие партизанские операции, так как «до тех лор, пока в войну с Японией не вступит Советский Союз, дело до передислокации японских войск на большей части Китая не дойдет».
    Вопреки расчетам Мао Цзэ-дуна тактика пассивного ведения войны с японскими оккупантами крайне отрицательно сказалась на развитии вооруженных сил КПК, на положении освобожденных районов в тылу врага, на партии и, наконец, па моральпом состоянии гоминьдановских частей, оставленных во вражеском тылу для ведения партизанской войны.
    Установка Мао Цзэ-дуна на мелкие изолированные партизанские действия, на отказ от маневренных операций сравнительно крупного масштаба ослабляла возможности войск, руководимых КПК, противостоять наступлению японской армии па освобожденные районы. В результате с середины 1941 до лета
    1942 г. территория освобожденных районов сократилась вдвое, оккупанты после отступления 8-й армии подвергли массовому уничтожению население партизанских районов. Значительно снизилась численность партизанских отрядов. Примерно на 150 тыс. уменьшилось число бойцов 8-й и Повой 4-й армий. Были деморализованы многие местные партийные организации. Это усилило недовольство значительной части партийных кадров политической линией Мао Цзэ-дуна, вызвало новое обострение разногласий в руководстве КПК.

    Кампания «чжэнфэн»

    Создавшаяся сложная обстановка требовала самокритичного анализа ошибок, сплочения лучших сил партии для выработки правильного курса методами внутрипартийной демократии. Вместо этого Мао Цзэ-дун и его группа встали на путь фракционной борьбы. Воспользовавшись трудным положением партии, а также тем, что внимание Коминтерна было приковано к решающему фронту борьбы против фашизма, маоисты развернули в КПК националистическую кампанию «чжэнфэн», так называемое движение за упорядочение стиля партийной работы. Начавшись летом — осенью 1941 г., кампания «чжэнфэн» завершилась на VII съезде КПК в 1945 г.
    Главными целями «чжэнфэна» были разгром интернационалистских сил КПК, изменение ее идеологических, теоретических и организационных принципов, полное подчинение партии воле Мао Цзэ-дуиа и его группы. Наряду с этим ставилась задача превращения всей партии в активного проводника «идей Мао Цзэ-дуна». Осуществлению этих замыслов благоприятствовали временная изолированность КПК от китайского пролетариата и международного коммунистического движения, пробуждение национального и классового самосознания и усиление политической активности многомиллионного крестьянства, массовый наплыв в партию мелкобуржуазных националистических элементов. В то же время положение здоровых сил КПК серьезно осложнялось тем, что открытое выступление против группы Мао Цзэдуна было чревато расколом партии в крайне неблагоприятной внутренней и международной обстановке и грозило гибельными последствиями.
    Ввиду несовместимости целей «чжэнфэна» с принципами марксизма-ленинизма маоисты тщательно маскировали свои подлинные намерения. Прикрываясь общим положением о необходимости соединения учения марксизма-ленинизма с конкретной практикой китайской революции, Мао Цзэ-дун призвал начать решительную борьбу с так называемыми субъективистами, которые якобы отрывают марксизм от китайской действительности. На самом же деле под «субъективистами» подразумевались интернационалистские силы в КПК. Методы «чжэнфэна» были глубоко чужды нормам коммунистической партийности. В ходе «чжэнфэна» широко практиковались демагогия, шантаж и шельмование политических противников, запугивание партийных кадров, безжалостное подавление любых критических выступлений в адрес руководства вплоть до физических расправ с неугодными лицами. Именно в этот период впервые в массовых масштабах были применены маоистские приемы психологических пыток, унизительных самобичеваний и покаяний «провинившихся». Началось насаждение культа личности Мао Цзэ-дуна.
    В сентябре 1941 г. Мао Цзэ-дун и его сторонники провели заседание Политбюро, на котором их главные идейные противники — Ван Мин, Чжан Вэнь-тянь, Цинь Бан-сянь, Ян Шан-кунь и другие были отстранены от работы в высших руководящих органах партии. Эти видные руководители КПК, твердо следовавшие линии Коминтерна, серьезно ограничивали националистические устремления Мао Цзэ-дуна, препятствовали утверждению его единоличной власти в партии и армии. Поэтому Мао Цзэ-дун и его сторонники во второй половине 1941 г. сфабриковали против Ван Мина, Цинь Бан-сяня и Чжаы Вэнь-тяыя надуманные обвинения в левом оппортунизме и догматизме. Так была подведена «идеологическая» база под кампанию «чжэнфэн». Под видом критики левого оппортунизма и догматизма маоисты стремились перечеркнуть исторические заслуги Коминтерна, многих выдающихся руководителей КПК, расчистить почву для культа личности Мао Цзэ-дупа как якобы единственного непогрешимого руководителя и теоретика партии.
    В феврале 1942 г. Мао Цзэ-дун в докладе перед слушателями партийной школы в Яньане официально провозгласил начало так называемой идеологической революции, задачей которой была подмена марксизма-ленинизма, политической линии Коминтерна идеями Мао Цзэ-дуна, или «китаизированным марксизмом». На практике за этой формулой скрывалась претензия Мао Цзэ-дуна на монопольное господство его политических взглядов в партии.
    Принятое в мае 1943 г. решение о роспуске Коминтерна вызвало у Мао Цзэ-дуна и его сторонников новый взрыв националистических чувств. В решении ЦК КПК в связи с роспуском Коминтерна пи одним словом не упоминалась необходимость сохранения традиционных связей и солидарности КПК с международным коммунистическим движением, напротив, подчеркивалось, что роспуск Коминтерна освобождает Компартию Китая «от обязанностей, вытекающих из Устава и решений конгрессов Коммунистического Интернационала». На заседании Политбюро ЦК КПК Мао Цзэ-дун угрожающе заявил, что сторонники Коминтерна «могут поставить себя вне партии».
    Другим направлением «чжэнфэна» была замена принципов демократического централизма системой жесткого единоначалия, внедрение в партии армейских приказных методов руководства. Чтобы скрепить весьма разнородную по составу организацию, какой была в то время КПК, маоисты добивались беспрекословного подчинения рядовых членов партии руководящим кадровым работникам, а всей партии — Мао Цзэ-дуыу. В сети партийных школ и курсов, развернутых в период «чжэнфэна», партийные кадры проходили длительную идеологическую и политическую обработку в духе «идей Мао Цзэ-дуна». Весь этот комплекс идейно-политических и организационных мероприятий дал определенные результаты, позволив в значительной степени преодолеть явления местничества и самостийности среди кадровых работников и усилить тем самым контроль Мао и его сторонников над всем партийным аппаратом.
    В целом «чжэнфэн» ознаменовался насаждением в КПК маоцзэдуиовских идей, маоцзэдуновской концепции китайской революции, захватом руководства в партии и армии Мао Цзэ-дупом и его приближенными. Интернационалистские силы партии были ослаблены и вынуждены отступить, но полностью разгромить их маоистам не удалось.
    Несмотря па многие негативные явления и противоречия в развитии КПК, большинство коммунистов в годы антияпонской войны стояло на позициях решительной борьбы за коренные национальные интересы китайского народа. Самоотверженной работой в освобожденных районах и борьбой с японскими захватчиками коммунисты завоевали поддержку и доверие миллионов китайских трудящихся, основной массы крестьянства. Благодаря этому освобожденные районы сумели выстоять в трудных условиях японского наступления и гоминьдановской блокады. К началу 1943 г., когда окончательно определился перелом в ходе второй мировой войны, освобожденные районы Китая вступили в новую полосу развития.

    Китай в 1941—1943 гг. Положение в районах господства Гоминьдана. Ослабление фронта освобожденных районов. Национально-освободительная война против японского империализма (1937—1945 гг.). История Китая

    Читать дальше История Китая

    Вернуться к содержанию История Китая

    Комментарии закрыты.