• Реклама

Начало открытого маоистского наступления на коммунистическую партию и народные органы власти.
Китай в период 1965—1969 гг.
История Китая

Начало открытого маоистского наступления на коммунистическую партию и народные органы власти.  Китай в период 1965—1969 гг.  История Китая

Начало «культурной революции». Осенью 1965 г. наступила кульминация скрытой борьбы в руководстве КНР по основным вопросам внутренней и внешней политики. Складывавшееся в этой борьбе соотношение сил не позволяло Мао Цзэ-дуну одолеть своих политических противников в ходе нормальной внутрипартийной дискуссии. Оппоненты Мао занимали довольно влиятельное положение в центральных и местных органах партии. Это обстоятельство привело маоистов к решению начать наступление на партию и органы народной власти «извне», используя для этого армию и обработанную в маоистском духе часть молодежи и трудящихся.
Цели задуманной Мао Цзэ-дуном и его сообщниками так называемой культурной революции заключались в том, чтобы устранить из руководящих органов партии всех несогласных с политикой Мао Цзэ-дуна, прежде всего сторонников решений VIII съезда КПК, насильственно насадить «маоцзэдуновские идеи», превратить партию, армию и все звенья государственного аппарата в орудие режима личной власти и осуществления великодержавного гегемонистского курса.
Первый акт «культурной революции» начался в октябре 1965 г., когда Мао Цзэ-дун на рабочем совещании Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК выдвинул требование развернуть политическую кампанию против У Хаыя — автора упоминавшейся исторической драмы «Разжалование Хай Жуя». Призыв Мао Цзэ-дуна разделаться с автором драмы встретил противодействие. Оппоненты Мао Цзэ-дуна хорошо понимали, что за частным, казалось бы, вопросом о критике У Ханя скрывается значительно более широкий замысел — массированный поход против руководящих органов партии.
В начале ноября 1965 г. Мао Цзэ-дун оставил Пекин и до середины июля следующего года находился в Шанхае. Здесь вместе со своими ближайшими сторонниками в партийном и военном руководстве он приступил к подготовке наступления на партийные органы.
10 ноября в шанхайской газете «Вэньхуэй бао» была опубликована статья Яо Вэнь-юаня (ныне член Политбюро ЦК) «О новой исторической драме «Разжалование Хай Жуя»». Статья, написанная по существу под диктовку Мао Цзэ-дуна, причисляла У Ханя к «нечисти», которая в начале 60-х годов якобы пыталась «возродить преступное господство помещиков и кулаков». Это был сигнал к началу политической борьбы группы Мао Цзэ-дуна против здоровых сил партии.
В отсутствие Мао Цзэ-дуна в Пекине под видом осуществления его требований Группа по делам культурной революции при ЦК КПК во главе с Пэн Чжэнем в начале февраля 1966 г. подготовила свою инструкцию по проведению «культурной революции», которая от имени ЦК КПК была разослана па места.
Авторы этого документа стремились перевести критику У Ханя в план научной дискуссии и тем самым свести на нет политическую кампанию, которую хотел развернуть Мао Цзэ-дун. Оценивая формально большое значение такой «научной дискуссии», они отказывались делать какие-либо политические и организационные выводы из критики и даже признавали за критикуемыми право на отстаивание своего мнения, выдвигали «принцип равенства всех перед лицом правды»; они утверждали, что «нельзя, подобно начетчикам, решать силой и использовать силу для подавления людей». Такая позиция была расценена как прямой вызов Мао Цзэ-дуну.
В противовес группе Пэн Чжэня при Военном комитете ЦК КПК была создана армейская Группа по делам культурной революции. С 2 по 20 февраля 1966 г. в Шанхае состоялось совещание этой группы под руководством Цзян Цтш. Материалы совещания1, проведенного Цзян Цин по поручению Линь Бяо, свидетельствовали о намерении группы Мао использовать армию в качестве решающей силы «культурной революции». В целях усиления контроля маоистов над армией в марте 1966 г. была произведена еще одна чистка армейского руководства, главной жертвой которой стал начальник Генштаба НОА, секретарь ЦК КПК и заместитель премьера Госсовета Ло Жуй-цин.
7 мая 1966 г. Мао Цзэ-дун обратился к Линь Бяо с письмом, в котором вкратце сформулировал свои социально-экономические концепции «казарменного коммунизма». В этом письме он призвал превратить армию в «великую школу», в которой солдаты наряду с политикой, военным делом и культурой должны заниматься также сельским хозяйством, подсобными промыслами, промышленным производством «как для удовлетворения собственных нужд, так и для эквивалентного обмена на государственную продукцию». Предлагалось распространить военные формы организации на все сферы деятельности китайского общества, на все слои населения: на рабочих, крестьян, учащихся, работников торговли, обслуживания, партийных и административных учреждений1. Позднее письмо Мао Цзэ-дуна пропагандировалось в китайской печати как социально-экономическая программа «культурной революции». Непосредственный смысл изложенных в письме установок Мао Цзэ-дуна состоял в том, чтобы на период развернутого маоистами широкого наступления на партию и органы народной власти передать армии их функции.
Атака маоистов на Пекинский горком КПК. Весной 1966 г. стали все более четко вырисовываться контуры маоистского плана наступления на партию, предусматривавшего поэтапное развитие политической кампании, разгром противников Мао по частям. Согласно этому плану, удар направлялся против столичного горкома партии во главе с Пэн Чжэнем и Отдела пропаганды ЦК КПК. После ввода в Пекин новых воинских частей, подчиненных лично Линь Бяо, Мао Цзэ-дун в конце марта 1966 г. заявил, что «Пэн Чжэнь, Пекинский горком, Отдел пропаганды ЦК покрывают плохих людей. Отдел пропаганды необходимо распустить. «Группу пяти» необходимо распустить». На расширенном заседании Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, состоявшемся в апреле 1966 г. в Ханчжоу, Мао Цзэ-дун официально потребовал отстранения Пэн Чжэня. Мао Цзэ-дуна поддержал Линь Бяо, выступивший на совещании с резкими нападками на Пэн Чжэня, кандидата в члены Политбюро, секретаря и заведующего Отделом пропаганды Лу Дин-и и кандидата в члены Секретариата ЦК КПК Ян Шан-куня.
16 мая 1966 г. было принято «уведомление» ЦК КПК об отмене тезисов «группы пяти», о ее роспуске и о создании Группы по делам культурной революции в новом составе. Вслед за этим развернулась широкая открытая кампания против Пэн Чжэня и Пекинского горкома КПК. Верные Линь Бяо военные играли активную роль в борьбе против столичного горкома. «Культурная революция» вступила в свою первую открытую фазу.
4 июня 1966 г. было опубликовано решение ЦК КПК о реорганизации Пекинского горкома и о назначении новых секретарей горкома1. Одновременно с этим произошла перетряска состава редакций пекинских газет и началась полоса массового закрытия газет и журналов в центре и на местах. Антимаоистская оппозиция тем самым лишалась основных средств агитации и пропаганды. Вслед за этим в учебных заведениях столицы под руководством Группы по делам культурной революции развернулась подготовка будущих хунвэйбинов — «штурмовых отрядов» Мао Цзз-дуна для наступления на партию. Первые хунвэйбины появились в средней школе при университете Цинхуа уже в конце мая. 13 июня 1966 г. ЦК КПК и Госсовет КНР приняли постановление о реформе системы просвещения и правил набора в вузы «в целях последовательного осуществления культурной революции». Прием в вузы был отсрочен на полгода (фактически он не был возобновлен в течение всего периода «культурной революции»), В постановлении прямо говорилось, что студенты должны активно «участвовать в культурной революции» и критиковать «буржуазию» 2. Вскоре занятия в школах и вузах были прекращены и учащихся мобилизовали для борьбы с противниками Мао Цзэ-дуиа. Важной мерой маоцзэдуновского руководства в подготовке хунвэйбинов для наступления па партию был разгром центральных и местных руководящих органов китайского комсомола, произведенный в середине июня 1966 г. Выступления учащейся молодежи против партии направлялись призывом Мао Цзэ-дуна бороться с «буржуазным перерождением» партийных руководителей, со «стоящими у власти и идущими по капиталистическому пути», с обюрокрачиванием верхушки.

Чтобы расчистить путь для насаждения в народе «идей» Мао Цзэ-дуна, для разжигания националистических настроений хунвэйбины были брошены в поход против всей мировой культуры, против классического наследия китайской литературы и искусства. Летом 1966 г. на улицах Пекина запылали костры. Хунвэйбины жгли выдающиеся произведения мировой литературы, старинные китайские романы, книги по философии и истории, разрушали и оскверняли памятники культуры.
В ходе развернувшейся в вузах борьбы против парткомов и руководства учебных заведений возник конфликт между хунвэйбинами и «рабочими группами», направленными по инициативе Лю Шао-ци и его сторонников в ЦК КПК в учебные заведения в начале июня. Антимаоистская оппозиция через «рабочие группы» стремилась поставить «культурную революцию» под свой контроль, подавить движение хунвэйбинов и предотвратить погром партийных органов. В ответ на это в конце июля последовал приказ Мао Цзэ-дуна отозвать из вузов «рабочие группы», которые затем были распущены.
Распространение «культурной революции» на всю страну. XI пленум ЦК КПК. Введя в Пекин новые воинские части и мобилизовав отряды столичных хунвэйбинов, Мао Цзэ-дун и его сторонники решили созвать пленум ЦК. Маоисты рассчитывали при поддержке этих сил добиться решающего перевеса над своими политическими оппонентами в высших руководящих органах партии и санкционировать от имени ЦК КПК проведение «культурной революции». С 1 по 12 августа 1966 г., четыре года спустя после X пленума, в Пекине состоялся XI пленум ЦК КПК.
XI пленум был проведен без участия многих членов ЦК, уже ставших жертвами маоистско-хунвэйбиновских преследований, зато на нем в нарушение Устава присутствовали члены маоистской Группы по делам культурной революции, представители пекинских хунвэйбинов.
Маоисты встретились на пленуме с противодействием большей части присутствовавших членов ЦК. Чтобы изменить ход развернувшейся на пленуме борьбы в свою пользу, Мао Цзэ-дун 5 августа 1966 г. опубликовал свою дацзыбао под названием «Огонь по штабам!», в которой обвинял «некоторых руководящих товарищей в центре и на местах» в том, что они «осуществляли диктатуру буржуазии и пытались подавить бурное движение великой пролетарской культурной революции». Эта дацзыбао означала призыв к разгрому центральных и местных партийных органов, объявленных «буржуазными штабами».
В условиях начавшегося в стране террора Мао Цзэ-дун и его сторонники перешли на пленуме в открытое наступление на своих противников. Результатом этого явились серьезные организационные и персональные изменения в руководстве партии. Линь Бяо стал единственным заместителем председателя ЦК КПК. Из состава Политбюро ЦК КПК, избранного на VIII съезде партии, были выведены Пэн Дэ-хуай, Пэн Чжэнь, Чжан Вэнь-тянь, Лу Дин-и. Семь членов Секретариата ЦК КПК, состоявшего до XI пленума из 13 человек, были отстранены от выполнения своих функций. Хотя некоторые оппозиционные Мао Цзэ-дуну видные деятели партии остались в составе Политбюро (Лю Шао-ци, Дэн Сяо-пин и др.), позиции их были значительно ослаблены. Сохранение их в составе Политбюро свидетельствовало о том, что XI пленум явился промежуточным этапом в процессе формирования маоистского руководства партии.
Только после таких изменений маоистскому руководству удалось обеспечить принятие пленумом нужных ему решений.
Выступая на заключительном заседании пленума, Мао Цзэ-дун признал, что принятие решений оказалось возможным только в результате «упорядочения», произведенного в Политбюро, Секретариате и Постоянном комитете Политбюро ЦК КПК. И тем не менее, как он впоследствии признавал, ему удалось получить согласие лишь немногим более половины участников пленума.
Путем прямого давления маоисты навязали пленуму решение «О великой пролетарской культурной революции». Этот документ, а также Коммюнике были опубликованы от имени ЦК КПК.
В документах пленума выдвигался ряд установок Мао Цзэдуна в области социально-экономического и политического развития страны, дискредитированных провалом политики «большого скачка» и не осуществлявшихся в период «урегулирования». Прежде всего решения XI пленума подтверждали маоистскую генеральную линию — напрягая все силы, стремясь вперед, строить социализм по принципу «больше, быстрее, лучше и экономнее», курс на развитие народных коммун и политику «большого скачка». Таким образом, пленум вновь узаконил целый комплекс социально-экономических и политических установок Мао Цзэ-дуна, означавших разрыв с генеральной линией партии на планомерное строительство социализма, утвержденной VIII съездом КПК.
Навязываемая Мао Цзэ-дуном партии антимарксистская концепция «казарменного коммунизма» конкретизировалась и закреплялась в ряде его установок, одобренных пленумом, в частности в призывах: «в промышленности учиться у Дацинских нефтяников, в сельском хозяйстве у Дачжайской производственной бригады, всей стране учиться у Народно-освободительной армии, усилить идейно-политическую работу», подготовку на случай войны, стихийных бедствий и т. д. Все это показывало, что в политическом и идеологическом плане одна из целей инспирированной Мао Цзэ-дуном «культурной революции» заключалась в стремлении навязать партии и народу маоистскую схему развития Китая.
Пленум провозгласил «идеи Мао Цзэ-дуна» основой деятельности всей партии. Это была ревизия принятого на VIII съезде партии Устава КПК, который утвердил марксизм-ленинизм в качестве теоретической основы партии. Пленум поставил задачу широко развернуть движение «за творческое изучение и правильное применение произведений председателя Мао», «сделать идеи Мао Цзэ-дуна компасом великой пролетарской культурной революции». Во время работы пленума было объявлено решение об издании работ Мао Цзэ-дуна дополнительным тиражом в 35 млн. экземпляров.
Во внешней политике пленум принял курс на борьбу против Советского Союза и других социалистических стран. Пленум утвердил все антисоветские мероприятия и выступления маоистов в предшествовавшие годы и поставил задачу «четко отмежеваться» от КПСС и других марксистско-ленинских партий, «довести борьбу против них до конца». Документы пленума заострили антисоветскую направленность «культурной революции».
Основное внимание пленум уделил «культурной революции», которая выдавалась за «новый, еще более глубокий, еще более широкий этап развития социалистической революции». Цель этой революции, подчеркивалось в Решении пленума, «заключается в том, чтобы разгромить тех, кто находится у власти и идет по пути капитализма». Как показала практика, под это определение маоисты подвели все здоровые силы партии, всех оппозиционных Мао Цзэ-дуну деятелей КПК.
Пленум признал, что «культурная революция» встретила сопротивление, сила которого «достаточно мощна и упорна». Это обстоятельство заставило Мао Цзэ-дуна и его сторонников уделить большое внимание тактике «культурной революции». Эта тактика предусматривала широкую мобилизацию различных сил для наступления на партию, поддержку этих сил армией, провоцирование расколов среди оппозиции и нейтрализацию основной массы коммунистов.
Главная ставка маоистов на первом этапе «культурной революции», как вытекает из Решения, была сделана на так называемых левых, или «пролетарских революционеров», под которыми прежде всего имелись в виду недавно организованные хунвэйбины и будущие цзаофани — политически отсталые слои рабочих и служащих. Решение обязывало руководство партии «уметь найти левых, развивать и расширять ряды левых, решительно опираться на левых революционеров». В то же время призывы Мао Цзэдуна «не бояться беспорядков», «дать возможность массам самим воспитывать себя», не ограничивать и не препятствовать выступлению «левых» фактически имели целью парализовать коммунистов и облегчить хунвэйбинам погром руководящих органов партии. Чтобы расколоть и ослабить оппозиционные силы, усыпить бдительность партии, настойчиво проводилась мысль, что удар «культурной революции» направлен лишь против «кучки крайне реакционных буржуазных правых», против малочисленных антипартийных, антисоциалистических элементов, т. е. маоисты стремились внушить всей партии, что «культурная революция» имеет очень узкий фронт удара.
В целом решения XI пленума означали, что Мао Цзэ-дун и его сторонники узаконили от имени ЦК КПК широкое наступление на партию под флагом «культурной революции». Вскоре после пленума Группе но делам культурной революции при ЦК КПК, возглавляемой Чэнь Бо-да и Цзян Цин, были присвоены чрезвычайные полномочия. ЦК КПК как высший руководящий орган практически перестал существовать.
Атака хунвэйбинов на партийные органы. Сразу же после пленума группа Мао Цзэ-дуна провела смотр своих ударных штурмовых отрядов. 18 августа 1966 г. в Пекине состоялся митинг хунвэйбинов, на котором присутствовало 1,5 млн. человек. На митинге присутствовали Мао Цзэ-дун, Линь Бяо и другие китайские руководители. От имени Мао Цзэ-дуна Линь Бяо назвал хунвэйбинов авангардом «культурной революции».
Для реализации своих планов маоисты предоставили хунвэйбинам почти неограниченные права. 23 августа «Жэньминь жибао» писала в своей передовой статье: «…партийная организация любого учреждения или района должна безоговорочно принимать контроль и критику со стороны народных масс», под которыми имелись в виду хунвэйбины. Хунвэйбинам предоставлялось право не только «критиковать», но и «исправлять» руководство партийных комитетов. Таким образом, хунвэйбины были фактически поставлены над партией. Для организации погромов партийных органов на местах хунвэйбинам разрешили бесплатно разъезжать по стране, используя все виды транспорта. Из армейских складов им выдавалось обмундирование, предоставлялось бесплатное питание. Отряды хунвэйбинов действовали под защитой армии. Своим девизом хунвэйбины сделали слова Мао Цзэ-дуна «бунт — дело правое».
Оценивая впоследствии этот период, Линь Бяо в выступлении от 20 марта 1967 г. признавал, что хунвэйбины при погромах руководящих партийных органов повсеместно убивали коммунистов, «убивали за дело или по ошибке». Он открыто поддержал и оправдал эти акты беззакония и насилия, отметив, что в развертывании «культурной революции» хунвэйбины «сыграли огромную роль».
Бесчинства хунвэйбинов встретили сопротивление трудящихся, защищавших по призыву коммунистов партийные комитеты, объявлявших забастовки или даже вступавших в сражения с погромщиками. Оппозиция предпринимала попытку создания своих собственных хунвэйбиновских организаций в целях отпора наступлению маоистов на партию. В связи с этим Мао Цзэ-дун 7 сентября 1966 г. направил своим ближайшим помощникам записку, в которой говорилось, что «подобные факты имеют место в Циндао, Сиани, Чанша и других местах, где тоже организуют рабочих и крестьян на борьбу против учащихся», и предписывалось ЦК «дать указание о повсеместном запрещении подобных действий, а затем выступить с редакционной статьей, убеждающей рабочих и крестьян не вмешиваться в движение учащихся». В последовавшем решении ЦК КПК запрещалось «под каким бы то ни было предлогом и в каких бы то ни было формах подстрекать и организовывать рабочих, крестьян и городских жителей вести борьбу против учащихся», а вся вина за столкновения возлагалась на «подстрекателей». 11 сентября 1966 г. «Жэньминь жибао» опубликовала в соответствии с указанием Мао Цзэ-дуна передовую статью, осуждавшую «ответственных товарищей на местах и в некоторых организациях», которые «открыто отвергли решения ЦК и опубликовали лозунги в поддержку местных партийных организаций».
В октябре 1966 г. в течение недели проходило так называемое рабочее совещание ЦК КПК. Мао Цзэ-дун на этом совещании вновь столкнулся с недовольством части руководства партии «культурной революцией». Чтобы рассеять тревогу кадров партии, ее руководителей, он убеждал их, что «культурная революция» не угрожает их положепию и что им просто нужно «покаяться» в своих ошибках и спокойно продолжать работу. Последующие события, однако, показали, что все эти заявления были не более чем тактической уловкой, рассчитанной на то, чтобы усыпить бдительность и расколоть ряды противников.
Бесчинства хунвэйбинов вызвали нараставшее возмущение трудящихся. Против погромов органов партии в декабре 1966 г. выступили такие видные партийные и государственные деятели, ветераны КПК, как Чжу Дэ, Хэ Лун и др. Демагогический характер тактики маоистов, бросивших на партию под лозунгами «культурной революции», именовавшейся к тому же «пролетарской», беспартийную молодежь, становился слишком очевидным.
В этих условиях группа Мао Цзэ-дуна попыталась расширить социальную и массовую базу «культурной революции». Для этого был принят ряд решений, определяющих порядок ее проведения на промышленных предприятиях и в деревне. В середине ноября 1966 г. Группа по делам культурной революции распространила документ о порядке проведения ее на промышленных предприятиях. В нем выдвигался призыв к парткомам и руководству заводов и шахт «взяться за революцию и стимулировать производство». Документ содержал нападки на тех, кто «под флагом развития производства ограничивал развитие культурной революции». Вместе с тем предлагалось «строго придерживаться восьмичасового рабочего дня, а для проведения культурной революции использовать свободное от работы время в количестве 3—4 часов ежедневно», не нарушать «руководство производством на промышленных предприятиях», не оставлять производство. Одновременно администрации предприятий строго запрещалось «мстить» и сокращать заработную плату тем, кто «выступает с критикой руководства», а также увольнять «бунтарей».
В деревне линия на развертывание «культурной революции» проводилась более осторожно. «Решение ЦК КПК о порядке проведения культурной революции в сельских местностях ниже уезда» от 14 сентября 1966 г. запрещало хунвэйбинам ездить для «смычки» в деревню, а крестьянам — в города, первым разрешалось лишь «принимать участие в труде и помогать в сборе осеннего урожая». Крестьянам предписывалось проводить «культурную революцию» в сочетании с ранее проводимым движением за «4 чистки», причем даже последнее на время осенней страды рекомендовалось временно приостановить. Не позволялось снимать с должности кадровых работников. В конце 1966 г. Группа по делам культурной революции предприняла попытку активизировать в деревне борьбу против «лиц, облеченных властью в партии и идущих по капиталистическому пути», и образовать там «комитеты по делам культурной революции» из представителей бедняков и низших середняков. Однако опасаясь развала сельского хозяйства и роста недовольства крестьян, маоисты вскоре сняли эти указания.
С помощью всех этих мер маоистам удалось в декабре 1966 г. создать на промышленных предприятиях организации цзаофаней (бунтовщиков). В них входили преимущественно служащие, малоквалифицированные рабочие, ученики и так называемые и рабочие, и крестьяне. Искусно пользуясь демагогией, маоисты сумели политически расколоть китайских трудящихся и привлечь в ряды цзаофаней наиболее отсталые их слои.
Вместе с тем рабочие многих городов при поддержке местных партийных организаций использовали решения о проведении «культурной революции» на промышленных предприятиях для того, чтобы предъявить маоистскому руководству требования об улучшении своего материального положения. В конце 1966 г. в Пекин стали прибывать многочисленные делегации рабочих из самых различных городов страны. Нередко руководители заводов и фабрик, по-видимому, не только не препятствовали отъезду рабочих, но, напротив, поощряли их к этому, выдавая ссуды на проезд, выплачивая заработную плату за время отсутствия.

Начало открытого маоистского наступления на коммунистическую партию и народные органы власти.  Китай в период 1965—1969 гг.  История Китая

Читать дальше История Китая

Вернуться к содержанию История Китая

Комментарии закрыты.