• Реклама

Переход к социалистическим преобразованиям. Начало социалистической индустриализации (1953 — июль 1955 г.).
Переход Китая на путь социалистического развития (1949—1957 гг.).
История Китая

Переход к социалистическим преобразованиям. Начало социалистической индустриализации (1953 — июль 1955 г.). Переход Китая на путь социалистического развития (1949—1957 гг.). История Китая

Генеральная линия КПК в переходный период

Успехи, достигнутые китайским народом за первые три года народной власти при ощутимой и все возраставшей братской помощи Советского Союза, налаживание и расширение разностороннего сотрудничества между КНР и СССР, между КПК и КПСС, сопутствовавшее этому распространение в КПК и китайском народе идей марксизма-ленинизма, советского примера и опыта — все это, вместе взятое, создавало благоприятную обстановку для дальнейшего роста и укрепления пролетарских, марксистско-ленинских сил и тенденций в КПК. С другой стороны, маоистское мелкобуржуазно-националистическое руководство партии, вынужденное накануне образования КНР согласиться на то, чтобы «идти по пути русских», к концу восстановительного периода еще не имело под собой достаточно твердой почвы для перехода в контрнаступление, еще маневрировало, выжидало, накапливало силы, искало собственный вариант новой стратегии в изменившихся исторических условиях. Это позволяло марксистским силам партии при поддержке КПСС развивать инициативу, ориентируя партию и страну на путь социализма.
Совершенно ясное и определенное социалистическое направление развития Китая было зафиксировано в генеральной линии партии, принятой Политбюро ЦК КПК в 1952 г. в следующей формулировке: «…в течение довольно длительного периода времени постепенно осуществить социалистическую индустриализацию страны и постепенно провести социалистические преобразования сельского хозяйства, кустарной промышленности и капиталистической промышленности и торговли».
Спустя год ЦК КПК разработал развернутый программный документ, конкретизировавший социалистические цели партии и методы их достижения. В декабре 1953 г. этот документ под названием «Бороться за мобилизацию всех сил для превращения нашей страны в великое социалистическое государство» был утвержден ЦК КПК и разослан в партийные организации в качестве «тезисов для изучения и пропаганды генеральной линии партии в переходный период». Тезисы, вне всякого сомнения, были результатом коллективного творчества, итогом продолжительных дискуссий в руководстве партии. Принятие тезисов в качестве руководящего программного документа партии, рассчитанного на длительную перспективу, следует расценивать как серьезный успех и достижение марксистских сил КПК. Принципиальное значение этого документа подтверждается и тем фактом, что вокруг него с самого начала закипела острая борьба, не утихающая до сегодняшних дней.
Тезисы характеризовали общество, созданное в Китае после революции, как новодемократическое «общество переходного характера». В них указывалось, что «период от создания Китайской Народной Республики до построения социалистического общества есть исторический период перехода нашей страны от новодемократического общества к обществу социалистическому». Таким образом, общественный строй в КНР рассматривался в то время не как социалистический, а как переходный к социалистическому.
Главное внимание было заострено на вопросах экономической политики. Основные направления этой политики предусматривали решение двух взаимосвязанных задач — задачи социалистической индустриализации страны и задачи установления социалистических производственных отношений во всех сферах народного хозяйства путем постепенного социалистического преобразования сельского хозяйства, кустарно-ремесленного производства и капиталистической промышленности и торговли.
Эти задачи были определены в целом правильно, исходя из марксистско-ленинского учения о переходном периоде, на основе изучения опыта строительства социализма в СССР и обобщения практики революционной борьбы в самом Китае.
Уточняя и конкретизируя генеральную линию в переходный период, ЦК КПК определил приблизительно и тот срок, который потребуется для решения основных задач переходного периода, указывая, что он составит примерно три пятилетки, т. е. приблизительно 15 лет (начиная с 1953 и кончая 1967 г., а вместе с восстановительным периодом — 18 лет).
В связи с последующим изменением политики КПК следует подчеркнуть три положения, проходящие красной нитью через всю генеральную линию 1953 г.: во-первых, неизбежность длительного переходного периода в Китае, длительного промежутка времени для создания материально-технической базы социализма и осуществления социалистических преобразований; во-вторых, необходимость постепенного, поэтапного решения главных задач переходного периода; в-третьих, необходимость одновременного решения двух взаимосвязанных задач — создания материальнотехнической базы социализма и становления социалистических производственных отношений. Взаимная увязка этих задач и признание необходимости их постепенного и одновременного решения в течение довольно длительного периода времени составляли сильную сторону генеральной линии КПК в переходный период, разработанной в 1953 г.
В тезисах о генеральной линии партии ЦК КПК неоднократно отмечал, что построение социализма в Китае невозможно без тесного союза с СССР и разносторонней советской помощи. «Нужно воспитывать народ всей страны в духе понимания того, — говорилось в тезисах, — что помощь нашей стране со стороны Советского Союза и стран народной демократии, могучее сплочение всего лагеря мира, демократии и социализма и миролюбивых народов всего мира, а также успешное развитие борьбы в защиту мира во всем мире — это непременное условие для победы дела строительства социализма в нашей стране».

Большое внимание в тезисах уделено также усилению руководящей роли партии, ее укреплению в политическом, идеологическом и организационном отношении, изучению партийными кадрами марксистско-ленинской теории и опыта строительства социализма в СССР, развитию внутрипартийной демократии и особенно системы коллективного руководства, укреплению партийной дисциплины и сплоченности партии; указывалось, что «ни в коем случае нельзя допускать ненужного, чрезмерного подчеркивания выдающейся роли какой бы то ни было отдельной личности».
В тезисах ЦК КПК декларировалось, что «в борьбе за осуществление генеральной линии партии в переходный период исключительно большая ответственность ложится на рабочий класс как руководящий класс» 3. Однако каких-либо конкретных мер по повышению политической «руководящей» роли рабочего класса по государственной или партийной линии в этом обширном программном документе не предусматривалось. «Ответственность» рабочего класса сводилась целиком к его обязанности упорно трудиться «на фронте производства и строительства» и не делать «односторонний упор на повышении зарплаты и улучшении материально-бытового положения»4. Маоистское влияние на такую утилитарно-экономическую трактовку задач рабочего класса совершенно очевидно. Влияние маоистских националистических концепций на этот программный партийный документ видно и в том, что осуществление социалистического переустройства китайского общества фактически рассматривается в нем не как цель, а как средство превращения Китая в великую индустриальную державу.
Маоистская группа воспрепятствовала обнародованию тезисов ЦК КПК в печати для всеобщего сведения, а на первых порах •— даже доведению его до сведения всей партии.
Основные установки генеральной линии были приняты в 1954 г. Всекитайским собранием народных представителей и зафиксированы в Конституции КНР.
Первые всеобщие выборы и принятие Конституции КНР. В 1953 г. одновременно с разработкой и разъяснением генеральной линии КПК в переходный период состоялись первые в истории страны всеобщие выборы в полноправные представительные демократические органы власти — собрания народных представителей. Закон о выборах, принятый в феврале 1953 г., установил многоступенчатую систему выборов в органы власти, за исключением низовых, с преимуществами в представительстве для городского населения. Для вооруженных сил было отдельно зарезервировано определенное число мест во всех органах власти от уезда и выше. Выборы проходили более года — с мая 1953 по август 1954 г. Одновременно с выборами проходило всенародное обсуждение проекта Конституции КНР, способствовавшее росту политической активности трудящихся.
15 сентября 1954 г. в Пекине собралась первая сессия Всекитайского собрания народных представителей, принявшая первую в истории Китая демократическую Конституцию и ряд законов по важнейшим вопросам государственного строительства. В соответствии с Конституцией были внесены существенные изменения в структуру государственных органов КНР. Высшим органом власти стало Всекитайское собрание народных представителей, а в период между его сессиями — Постоянный комитет ВСНП. Председателем Постоянного комитета был избран Лю Шао-ци. Был учрежден новый пост председателя КНР (его занял Мао Цзэ-дун), наделенного широкими полномочиями. Премьером Государственного совета — правительства КНР — стал Чжоу Энь-лай.
Первая Конституция КНР была конституцией социалистического типа. В ней впервые провозглашались социально-экономические права граждан, их политические свободы и обязанности. И хотя материальные гарантии социально-экономических прав носили пока еще в основном программный характер, сам факт их внесения в Конституцию имел большое историческое значение. При условии неуклонного соблюдения и проведения в жизнь Конституция КНР могла послужить хорошей правовой основой для постепенного развития социалистической демократии в Китае.
В первые годы после принятия Конституции многие ее положения претворялись в жизнь. Вплоть до конца 50-х годов шла интенсивная работа высшего и местных представительных органов, собиравшихся регулярно в соответствии с законом. Каждая из собиравшихся ежегодно сессий ВСНП принимала важные законодательные акты, направленные на усовершенствование государственного управления, установление элементарного правопорядка и соблюдение законности; готовились проекты основных правовых нормативных актов (уголовного и уголовно-процессуальных кодексов и др.).
Но возможности развертывания социалистической демократии, заложенные в первой Конституции КНР, не были полностью использованы. Роль представительных учреждений в КНР с самого начала ограничивалась. Ни в центре, ни на местах они не осуществляли должного контроля за деятельностью исполнительных органов. Широкое распространение приобрела практика принудительных методов регулирования социальных отношений, политических и правовых репрессий. В стране практически ни на один день не прекращалось восхваление Мао Цзэ-дуна.
Первый пятилетний план. Целям закрепления Китая на социалистическом пути и осуществления генеральной линии партии служил также первый пятилетний план развития народного хозяйства КНР на 1953—1957 гг. Составление проекта пятилетнего плана началось еще в 1951 г. и было закончено в феврале 1955 г., после чего Всекитайская конференция КПК 31 марта 1955 г. одобрила проект, представленный ЦК КПК. Затем вторая сессия ВСНП 30 июля 1955 г. официально приняла первый пятилетний план в качестве закона.
Задачи первого пятилетнего плана определялись следующим образом: «…создание первичной базы для социалистической индустриализации страны… создание первичной базы для социалистического преобразования сельского хозяйства и кустарной промышленности… создание базы для социалистического преобразования частной промышленности и торговли…» х Таким образом, первая пятилетка рассматривалась как начальный этап строительства социализма. Первая часть этой триединой задачи конкретизировалась в плановом задании: за пять лет увеличить валовую продукцию промышленности (в стоимостном выражении) примерно вдвое. Упор делался на развитие или создание заново важнейших отраслей тяжелой промышленности — металлургии, электроэнергетики, машиностроения, а также на развитие транспорта и организацию разведки полезных ископаемых. План предусматривал строительство 694 крупнейших промышленных объектов, главными из которых были 156 предприятий, строившихся при помощи СССР (Аныпаньский, Баотоуский и Уханьский металлургические комбинаты, Чаычуньский автозавод, Лоянский тракторный завод и т. д.). Государственный сектор промышленности должен был развиваться ускоренными темпами.
Важнейшей предпосылкой осуществления первой пятилетки КПК считала помощь Советского Союза. В докладе на второй сессии ВСНП заместитель премьера Государственного совета и председатель Госплана КНР Ли Фу-чунь говорил: «Важным условием, дающим возможность нашей стране быстрыми темпами осуществлять плановое экономическое строительство, является искренняя, бескорыстная, братская помощь Советского Союза. Советское правительство и советский народ помогают нашей стране в проектировании новых предприятий и снабжают нас оборудованием, необходимым для нашего строительства, а также оказывают нам помощь во многих других областях нашего строительства, проявляя тем самым высокий и благородный дух интернационализма».
«Дело Гао Гана — Жао Шу-шиж Генеральная линия КПК в переходный период, Конституция КНР и первый пятилетний план развития народного хозяйства страны закрепляли развитие Китая по социалистическому пути на основе общих закономерностей строительства социализма и в тесном сотрудничестве с СССР и остальными странами социалистического содружества. Однако реализация генеральной линии партии, законодательно закрепленной в Конституции и первом пятилетнем плане, натолкнулась на упорное сопротивление группы Мао Цзэ-дуна. Уже в конце 1953 г. маоисты переходят в контратаку п наносят ощутимый удар здоровым силам партии, сфабриковав так называемое дело Гао Гана — Жао Шу-ши.
В свете последующих изменений в политике руководства КПК становится ясным, что маоисты стремились прежде всего устранить или оттеснить на задний план тех руководящих работников партии, которые были известны как сторонники укрепления пролетарского влияния в партии и дружбы с Советским Союзом и КПСС. Среди них были такие видные партийные и государственные деятели, как члены Политбюро ЦК КПК, руководители партийных организаций двух крупнейших промышленных районов (Северо-Восточного и Восточного Китая) Гао Ган и Жао Шу-ши, министр обороны Пэн Дэ-хуай, посол в СССР Чжан Вэнь-тянь и др. Расправа с «группой Гао Гана — Жао Шу-ши» имела целью приостановить рост влияния пролетарских, интернационалистских сил в КПК, запугать руководящие партийные кадры и тем самым подготовить политические и организационные предпосылки для пересмотра генеральной линии партии.
Инициатором «дела Гао Гана — Жао Шу-ши» был Мао Цзэдун. Маскируя свои подлинные цели, он начал атаку под флагом «укрепления единства партии». Проект соответствующей резолюции был разработан по предложению Мао Цзэ-дуна на заседании Политбюро ЦК КПК 24 декабря 1953 г. Гао Ган и Жао Шу-ши были сняты с руководящих постов в Северо-Восточном и Восточном Китае и переведены на работу в центральный аппарат, где были лишены реальной власти. В феврале 1954 г. состряпанное приспешниками Мао Цзэ-дуна «дело об антипартийном блоке Гао Гана — Жао Шу-ши» было вынесено на рассмотрение IV пленума ЦК КПК, который под нажимом маоистов «сделал участникам этой антипартийной группировки серьезное предупреждение». Дисциплинарные меры, принятые на IV пленуме против крупнейших партийных деятелей-интернационалистов, произвели гнетущее впечатление на партию. Как признал впоследствии Мао Цзэ-дун, «со времени IV пленума у нас наблюдается какая-то косность, неподвижность», «стали проявлять чрезмерную осторожность в мелочах, кое-кто боится говорить о государственных делах». Вместе с тем IV пленум хотя и сделал серьезное предупреждение Гао Гану и Жао Шу-ши, но не счел возможным исключить их из партии. Тогда маоисты решили физически устранить неугодных им деятелей. Гао Ган и Жао Шу-ши были арестованы. В начале 1955 г. Гао Ган погиб в тюрьме.
В марте 1955 г. «дело Гао Гана — Жао Шу-ши» было вынесено на рассмотрение Всекитайской конференции КПК2. Созыв всекитайской конференции в практике КПК был явлением исключительным. Уже один этот факт свидетельствовал о значении, которое придавали маоисты «делу Гао Гана — Жао Шуши». Клеветнически обвинив Гао Гана и Жао Шу-ши в «заговорщической деятельности с целью захвата руководства в партии и государстве», Мао Цзэ-дун добился от конференции принятия резолюции, в которой оба репрессированных партийных деятеля полностью дискредитировались политически. В то же время авторы резолюции вынуждены были признать отсутствие какихлибо выступлений Гао Гана и Жао Шу-ши против линии партии. Лишь 10 лет спустя, в период «культурной революции», было сделано глухое признание, что в основе «дела Гао Гана — Жао Шу-ши» лежали глубокие принципиальные разногласия между Мао Цзэ-дуном и его жертвами. После физической и политической расправы над Гао Ганом маоисты провели на Всекитайской партийной конференции ряд организационных мер, направленных на ограничение внутрипартийной демократии и усиление контроля над здоровыми силами партии.
Тактика, примененная группой Мао Цзэ-дуна при фабрикации «дела Гао Гапа — Жао Шу-ши», весьма примечательна. Эта группа, будучи выразительницей интересов мелкобуржуазных, националистических сил в КПК, с тревогой наблюдала рост пролетарских, интернационалистских тенденций в Китае после 1949 г., дальнейшее развитие которых могло лишить маоистов преобладающего влияния в партии и государстве. В то же время маоисты отдавали себе отчет в том, что Китай еще слишком слаб для проведения великодержавной политики и не может позволить себе отказаться от политической, военной и экономической помощи СССР. Поэтому Мао Цзэ-дун и его группа как внутри страны, так и во взаимоотношениях с Советским Союзом не считали ни возможным, ни целесообразным до поры до времени выступать с открытым забралом. Они хитрили и маневрировали. С одной стороны, они на словах провозглашали политику дружбы с СССР, чтобы получить как можно больше материальной помощи для наращивания экономического и военного потенциала Китая. А с другой стороны, внутри страны втайне от широких партийных и трудящихся масс, исподволь готовили политические и организационные условия для пересмотра генеральной линии партии, с тем чтобы навязать партии и народу маоистский вариант мелкобуржуазного «социализма». Коренное расхождение между подлинными намерениями Мао Цзэ-дуна и его группы и принципами социалистического развития Китая, зафиксированными в программных документах партии, порождало лицемерие и двуличие политики маоистов, клевету, обман, демагогию, прямое беззаконие в политической борьбе. Но тайные пружины политики маоистов были скрыты от китайского народа. Вдохновленный величественными перспективами социализма, открытыми генеральной линией партии, он с энтузиазмом трудился на стройках первой пятилетки.
Начало индустриализации и социалистических преобразований. В 1953 г. китайский народ под руководством Коммунистической партии начал борьбу за выполнение первого пятилетнего плана. Несмотря на благоприятные условия, созданные успешным восстановлением народного хозяйства и проведением радикальных демократических преобразований, укреплением международного положения КНР и помощью Советского Союза, осуществление первой китайской пятилетки было очень трудным делом. Наивысший уровень производства, достигнутый к концу восстановительного периода, был уровнем чрезвычайно отсталой и бедной аграрной страны. Чрезвычайно слабой была база тяжелой промышленности, машиностроение практически отсутствовало. Богатые минеральные ресурсы лежали втуне и не были разведаны. Страна испытывала острую нехватку технических кадров и квалифицированных рабочих, капиталов для финансирования программы индустриализации. Дополнительные трудности возникали в связи с многоукладностью экономики. Несмотря на значительный рост государственного сектора, частный капитал сохранял сильные позиции в промышленности и торговле. Деревня представляла собой океан мелких крестьянских хозяйств, основанных на средневековой технике и ручном труде и неспособных обеспечить растущее городское население продовольствием, а промышленность сырьем. Особую проблему представляло, как и в других слаборазвитых странах, растущее демографическое давление. Все это требовало от КПК проведения решительной и одновременно осторожной, всесторонне продуманной и дальновидной политики, максимальной мобилизации революционного энтузиазма трудящихся и всех материальных ресурсов страны, укрепления сотрудничества со странами социалистического содружества.
Задачи, поставленные первой пятилеткой, могли быть выполнены лишь при активном участии всего народа. Коммунистическая партия обратилась к рабочему классу с призывом подняться на борьбу за осуществление социалистической индустриализации, за выполнение и перевыполнение государственных экономических планов, за повышение производительности труда, улучшение качества продукции, строгий режим экономии, за укрепление трудовой дисциплины. Это обращение встретило поддержку рабочего класса. Активно боролись за социалистическую индустриализацию китайские профсоюзы. VII съезд профсоюзов (май 1953 г.) призвал рабочих и служащих к развертыванию массового трудового соревнования, к пастойчивому, систематическому изучению опыта Советского Союза. Однако это не было подкреплено мерами по материальному стимулированию трудового энтузиазма масс. Более того, под давлением маоистов в стране на несколько лет приостановилась работа в области труда и заработной платы, начатая в восстановительный период, уровень жизни рабочих не повышался и даже частично снизился. Но, несмотря на это, рабочий класс Китая в годы пятилетки с честью выполнил свою задачу. На всю страну прогремели имена Ван Чун-луня, Чжан Мин-шаня и многих других героев труда, новаторов и передовиков соревнования.
Главные усилия страны были направлены на развертывание промышленного строительства. В 1953 г. в него было вложено 2,8 млрд. юаней (почти вдвое больше, чем в 1952 г.), в 1954 г. — 3,6 млрд., в 1955 г. — 4,2 млрд. Основные средства (почти 90%) направлялись в тяжелую промышленность. Самыми крупными новостройками первых лет пятилетки были Баотоуский и Уханьский металлургические комбинаты, Тайюаньский и Шэньянский заводы тяжелого машиностроения, инструментальные заводы в Шэньяне и Харбине, автомобильный завод в Чанчуне, тракторный завод в Лояне. В широких масштабах осуществлялись реконструкция и расширение действующих предприятий (Аныпаньского металлургического комбината и др.). Новые предприятия сооружались ударными темпами и вступали в строй одно за другим. К концу 1955 г. было сдано в эксплуатацию 253 новых предприятия За первые три года пятилетки валовая продукция промышленности увеличилась на 20 млрд. юаней при общем запланированном росте на пятилетие в 31 млрд. юаней. При этом валовая продукция государственной промышленности удвоилась. За три года тяжелая промышленность освоила производство более 3 тыс. новых видов продукции, в том числе металлорежущих станков, гидрогенераторов, автомобилей, самолетов по советским чертежам и технологии. Росли технические кадры промышленности. За 1953—1955 гг. вузы и техникумы выпустили 130 тыс. инженеров и техников. Более 4 тыс. человек было командировано на учебу в Советский Союз и другие социалистические страны. Большое количество квалифицированных рабочих и техников было подготовлено непосредственно на предприятиях и различных краткосрочных курсах.
Успехи первых лет пятилетки неотделимы от экономической и научно-технической помощи Советского Союза. В 1953—1955 гг. между СССР и КНР был заключен ряд важных соглашений, ставивших выполнение китайского пятилетнего плана на твердую основу советско-китайского сотрудничества: о помощи Китаю в расширении действующих и строительстве новых электростанций (март 1953 г.), о содействии в строительстве и реконструкции 141 промышленного объекта (май 1953 г.), о строительстве еще 15 промышленных предприятий и увеличении поставок оборудования для 141 предприятия (октябрь 1954 г.), о научнотехническом сотрудничестве, о помощи в развертывании исследований в области ядерной физики и использовании атомной энергии в мирных целях (апрель 1955 г.) и т. д. Советский Союз в широких масштабах поставлял Китаю комплектное промышленное оборудование, транспортные средства, безвозмездно передавал проектно-техническую и технологическую документацию, научнотехническую литературу, стандартные и справочные материалы. В Советском Союзе обучались и проходили производственную практику на предприятиях несколько тысяч китайских студентов и инженерно-технических работников. В Китае трудились тысячи советских специалистов высшей квалификации. Масштабы советской помощи Китаю, по признанию самих китайских руководителей, не имели прецедента в истории.
Одновременно с началом индустриализации и на ее основе в соответствии с генеральной линией партии в переходный период развертывались социалистические преобразования в городе и деревне. Генеральная линия предусматривала поэтапное проведение программы социалистических преобразований, широкое применение промежуточных форм перехода от частнокапиталистического и индивидуального мелкого хозяйства к социалистическому (низшие формы госкапитализма, смешанные государственно-частные предприятия, кооперативы кустарей — в городе, группы взаимопомощи, производственные кооперативы полусоциалистического типа, основанные на частичной коллективной собственности, — в деревне).
Частнокапиталистический сектор в начале пятилетки все еще занимал довольно сильные позиции. Частная промышленность (главным образом легкая и пищевая) в 1953 г. достигла наивысшего развития, увеличив свою валовую продукцию почти вдвое по сравнению с 1949 г. В частной промышленности насчитывалось более 150 тыс. предприятий, в основном мелких, на которых в целом было занято 2,2 млн. рабочих и служащих. Основным средоточием частной промышленности были Шанхай (43% продукции) и Тяньцзинь (8%).
В первые годы пятилетки (1953—1955 гг.) наступление на капиталистические элементы города шло по следующим основным направлениям: 1) резкое усиление позиций государственного сектора в сфере обращения (вытеснение частного капитала из оптовой торговли, кооперирование и внедрение низших форм госкапитализма в розничной торговле); 2) перевод большинства мелких и средних частных предприятий на начальную ступень госкапитализма; 3) планомерное насаждение в крупной частной промышленности высших форм госкапитализма — смешанных государственно-частных предприятий.
Первоочередное внимание уделялось овладению рынком. В 1953—1954 гг. был принят ряд постановлений о плановых централизованных государственных закупках зерна, масличных культур и хлопка ло твердым ценам. Одновременно вводилась карточная система снабжения паселения зерпопродуктами, растительными жирами и хлопчатобумажными тканями; частная торговля этими товарами была запрещена. В середине 1954 г. ЦК КПК издал постановление об усилении управления рынком и преобразовании частной торговли, на основе которого к концу 1955 г. частная оптовая торговля почти полностью была ликвидирована, а доля частника в розничной торговле сократилась до 17,5%. В результате к 1955 г. государство и кооперация овладели почти всем рынком. Это создавало благоприятные условия и для преобразования частной промышленности. К 1955 г. низшими формами госкапитализма было охвачено 7% всех частных предприятий. В 1954—1955 гг. осуществлено превращение почти всех крупных частных предприятий (имевших более 500 рабочих) в смешанные государственно-частные. Расширялся рабочий контроль на частных предприятиях. С 1953 г. началось кооперирование кустарей.
Наиболее трудной и сложной задачей для партии и народного государства был перевод на рельсы социалистического хозяйствования 500-миллионного крестьянства. В результате аграрной реформы китайская деревня осереднячивалась: середняками стали более половины бывших бедняков и батраков; в число середняков перешло и около половины бывших кулаков. Но количество бедняцких и батрацких хозяйств оставалось тем не менее большим. После получения помещичьей земли крестьянство, включая многих кадровых работников партии в деревне, снизило политическую активность и занялось собственным хозяйством. Но резервы роста единоличных крестьянских хозяйств в Китае при примитивной технике, ручном труде и отсутствии серьезной помощи со стороны слаборазвитой промышленности были невелики. В то же время единоличное крестьянство сопротивлялось мобилизации средств деревни для индустриализации. Серьезное сопротивление, в частности, встретило введение централизованных закупок зерна, маслосемян, хлопка. Весной 1955 г. на этой почве произошли крестьянские волнения.
Генеральная линия КПК ориентировала партию и крестьянство на постепенное, рассчитанное на довольно длительный период времени (три пятилетки) осуществление социалистических преобразований в деревне. В соответствии с этим в постановлении ЦК КПК о трудовой взаимопомощи и сельскохозяйственной производственной кооперации, принятом 15 февраля 1953 г., говорилось: «При нынешнем экономическом положении нашей страны еще довольно длительное время будет существовать большое количество единоличных крестьянских хозяйств». В связи с распространенными среди партийных кадров административно-приказными методами руководства в постановлении специально подчеркивалось, что «стремление вводить в погоне за высокими показателями» сельскохозяйственные производственные кооперативы полусоциалистического типа «в порядке декретирования, методами администрирования, без учета производственных потребностей масс… представляет собой формальный несерьезный подход и, безусловно, является ошибкой». В первый год пятилетки основное внимание уделялось развитию и укреплению групп трудовой взаимопомощи, которыми в 1954 г. было охвачено уже около 60% всех крестьянских дворов. С 1954 г. центр тяжести работы КПК в деревне перемещается на развитие сельскохозяйственных производственных кооперативов полу социалистического типа.
Учитывая частную собственность крестьян на землю, различный уровень сознательности отдельных слоев крестьянства и примитивную техническую оснащенность сельского хозяйства, ЦК КПК в постановлении о развитии сельскохозяйственной производственной кооперации от 16 декабря 1953 г. указывал, что кооперирование деревни должно проводиться поэтапно — от его низших форм (групп взаимопомощи) через полусоциалистические производственные кооперативы, основанные на частичной коллективной собственности, к высшей форме с коллективной собственностью крестьян на землю. Основным звеном кооперирования в первой пятилетке являлись производственные кооперативы полусоциалистического типа. В постановлении подчеркивалась необходимость тщательной, всесторонней идеологической и материальной подготовки перехода крестьян к социалистической форме организации труда в сельском хозяйстве, строгого соблюдения принципа добровольности при осуществлении кооперирования сельского хозяйства. Администрирование в вопросах кооперирования, говорилось в постановлении, есть преступление перед партией, ведущее к подрыву союза рабочих и крестьян, к подрыву дела кооперирования. Исходя из этой общей установки, КПК весьма осторожно подходила к вопросу о темпах кооперирования. Учитывалось, что середняк, как главная фигура в пореформенной деревне, неохотно шел в кооперативы, пока не убеждался в выгодности коллективного хозяйства. В постановлении намечалось охватить в первой пятилетке кооперативами низшего типа всего 20% крестьянских хозяйств. В окончательном варианте пятилетнего плана эта цифра была увеличена до 33%. Социалистические производственные кооперативы в первой пятилетке предполагалось создавать лишь в порядке опыта в отдельных районах.
Однако уже в 1954 г. намеченные постановлением от 16 декабря 1953 г. плановые цифры были значительно превышены. До сбора урожая осенью 1954 г. планировалось создание 35 800 кооперативов. В действительности же в октябре 1954 г. насчитывалось 100 тыс. кооперативов низшего типа, т. е. почти в 3 раза больше намеченного количества. Но в них состояло всего 2% крестьянских дворов. В октябре 1954 г. ЦК КПК принял решение о том, чтобы увеличить число кооперативов до 600 тыс., в действительности в июне 1955 г. имелось 650 тыс. кооперативов, а весной 1955 г. была поставлена задача к октябрю 1956 г. довести число сельскохозяйственных производственных кооперативов до 1 млн.
Многие руководящие работники КПК, в том числе заведующий отделом ЦК КПК по работе в деревне, заместитель премьера Госсовета КНР Дэн Цзы-хуэй, считали опасными ускоренные темпы кооперирования, применение принудительных административных мер. По предложению Дэн Цзы-хуэя, одобренному созванным Лю Шао-ци в ЦК КПК рабочим совещанием, к середине 1955 г. было распущено более 20 тыс. нежизнеспособных кооперативов. Особенно тяжело проходило кооперирование на юге страны. Так, в провинции Чжэцзян весной и летом 1955 г. пришлось распустить 15 тыс., т. е. четвертую часть всех имевшихся здесь кооперативов.
Успешное развитие промышленности и осуществление социалистических преобразований в Китае в 1953—1955 гг. подтвердили правильность основных наметок генеральной линии и пятилетнего плана, показали, что китайский народ может выполнить первую пятилетку. В то же время уже первые два года пятилетки выявили острое противоречие между потребностями принятой программы индустриализации и крайне скромными возможностями сельского хозяйства как источника накоплений, поставщика товарного зерна и сырья для легкой промышленности; все более напряженным становилось снабжение городского населения продовольствием и легкой промышленности сырьем. Отставание сельского хозяйства серьезно затрудняло выполнение программы индустриализации. Выявлялся и ряд других узких мест.
Руководство КПК добивалось ликвидации возникших противоречий путем резкого ускорения социалистических преобразований, в первую очередь кооперирования деревни на отсталой материальной базе с помощью привычных организационно-принудительных и политико-административных мер. Замысел китайского руководства заключался в том, чтобы, во-первых, форсированным кооперированием крестьян пресечь развитие «капиталистических тенденций» в деревне, и, во-вторых, используя преимущества и выгоды простой кооперации труда, быстро добиться значительного подъема сельского хозяйства без крупных капиталовложений, резко увеличить изъятие товарной сельскохозяйственной продукции у деревни. Техническая же реконструкция сельского хозяйства откладывалась на более отдаленное будущее.

Переход к социалистическим преобразованиям. Начало социалистической индустриализации (1953 — июль 1955 г.). Переход Китая на путь социалистического развития (1949—1957 гг.). История Китая

Читать дальше История Китая

Вернуться к содержанию История Китая

Комментарии закрыты.