• Реклама

Послевоенный политический кризис. Начало гражданской воины и возникновение общей революционной ситуации (сентябрь 1945 — июнь 1947 г.).
Национально-освободительная война против японского империализма (1937—1945 гг.).
История Китая

Послевоенный политический кризис. Начало гражданской воины и возникновение общей революционной ситуации (сентябрь 1945 — июнь 1947 г.). Национально-освободительная война против японского империализма (1937—1945 гг.). История Китая

Обстановка в стране после окончания второй мировой войны

Сразу же после капитуляции Японии в Китае разгорелась острая политическая борьба по вопросу о дальнейших перспективах развития страны, временами перераставшая в открытую гражданскую войну. Народные массы требовали установления внутреннего мира, немедленной ликвидации прогнившей диктатуры гоминьдана и демократизации Китая. Реакционные силы, поддержанные империалистами США, упорно противились любым демократическим преобразованиям и лихорадочно готовились к гражданской войне, намереваясь вооруженным путем подавить революционное движение, возглавляемое Коммунистической партией.
Большинство китайского народа, поддерживая выдвинутый КПК лозунг образования демократического коалиционного правительства, выражало открытое недовольство режимом Чан Кайшп; даже значительная часть национальной буржуазии перешла в оппозицию к гоминьдановскому правительству. Однако требования ликвидации гоминьдановской диктатуры не вылились еще в прямые революционные выступления. Массы, смертельно уставшие от восьмилетней антияпонской войны, рассчитывали на мирный исход борьбы; они надеялись, что чанкайшисты выполнят свои неоднократные обещания и добровольно, не прибегая к насилию, передадут власть демократическому коалиционному правительству. Мирные настроения имели место также в народной армии, в рядах КПК.
К моменту окончания второй мировой войны в Китае сложилось два государственных образования: официальное гоминьдановское правительство, контролировавшее большую часть территории, на которой проживало около 70% населения страны, и освобожденные районы, управлявшиеся фактически независимыми от Чунцина народными правительствами во главе с КПК. Освобожденные районы охватывали значительную часть Северного Китая (провинции Шаньси, Чахар, Хобэй, Суйюаиь, Шаньдун, Хэнань), а также долины Янцзы (Цзянсу, Аньхой и др.)Центральным был Пограничный район Шэнси — Ганьсу — Нинся. Разгром Советской Армией японских захватчиков значительно укрепил позиции КПК. К концу 1945 г. освобожденные районы составляли почти четверть территории Китая с населением около 150 млн. человек. Выросли и боевые силы народных армий, пополнивших свое вооружение за счет капитулировавших японских войск.
Однако и гоминьдановцам удалось с помощью американского империализма укрепить свое стратегическое положение. Уже после капитуляции Японии на американских судах и самолетах в северные и восточные провинции были переброшены крупные контингента гоминьдановских войск (более 0,5 млн. человек), занявших Шанхай, Нанкин, Бэйпин, Тяньцзинь и другие стратегические центры. Под предлогом обеспечения капитуляции японских войск в важнейших городах, портах, узлах коммуникаций были высажены военно-воздушные и морские десанты американской армии (более 90 тыс. человек).
К середине 1946 г. США обучили гоминьдановские войска численностью 150 тыс. человек, вооружили 45 дивизий; в дальнейшем после начала общекитайской гражданской войны обучение и вооружение американскими властями войск Чаи Кай-ши продолжалось в еще больших масштабах. Американцы строили и охраняли в Северном Китае стратегические дороги для гоминьдановской армии. В правящих кругах США рассматривался вопрос об открытой вооруженной интервенции в Китае.
Армия Чан Кай-ши при всех ее внутренних слабостях и ненадежном тыле значительно превосходила войска Компартии чпслетю, в материально-техническом оснащении и в отношении источников снабжения. Но Народно-освободительная армия (HOA) пользовалась поддержкой населения освобожденных районов. Бойцы НОА боролись за правое дело национального и социального освобождения китайского народа, и это обеспечивало их высокий боевой дух.
Важнейшим фактором, способствовавшим усилению НОА, была помощь Советского Союза демократическим силам Китая. В Маньчжурии (Северо-Восточный Китай), освобожденной советскими войсками от японских оккупантов и возвращенной китайскому народу, образовался наиболее устойчивый и сильный освобожденный район с относительно развитой по масштабам Китая промышленностью, с прочным тылом (район примыкал к границе с СССР), с возможностью получать экономическую помощь из СССР, а также готовить там свои кадры. Советское командование позаботилось о снабжении населения продовольствием, об открытии школ. На освобожденных территориях население стало создавать народные органы власти, во главе которых становились коммунисты. Компартия вышла из подполья, возрождались профсоюзы, возникали массовые демократические организации. КПК получила возможность распространить свое влияние и на Маньчжурию. Народная армия получила значительное количество оружия, боеприпасов, продовольствия Квантунской армии и войск Маньчжоу-го. В результате к концу 1945 г. КПК имела на северо-востоке хорошо вооруженную мощную группу войск численностью 300 тыс. человек, способную успешно отразить начавшееся наступление гоминьдановцев.
В международном плане наиболее важным для китайской революции был тот факт, что Советский Союз парализовал осуществление планов американских империалистов по организации прямой вооруженной интервенции против демократических сил Китая.
В целом соотношение между демократическими и реакционными силами в Китае после окончания второй мировой войны с учетом всех внутренних и международных факторов характеризовалось относительным, неустойчивым равновесием.
В сложной политической борьбе симпатии большинства народа были на стороне КПК. Однако к началу послевоенного периода Компартия еще не решила проблему завоевания и тем более организации масс. Прочным политическим влиянием она пользовалась только в старых антияпонских базах; в районах, освобожденных после капитуляции Японии (с населением около 50 млн, человек), коммунисты еще не успели пустить глубокие корни, В гоминьдановских районах, особенно в городах, позиции коммунистов оставались слабыми. Там имелись лишь отдельные ячейки КПК, действовавшие в глубоком подполье; связь партии с рабочим классом не была восстановлена. Руководство рабочим движением находилось преимущественно в руках Китайской ассоциации труда — легальной профсоюзной организации, в которой влияние коммунистов было незначительным. Не был охвачен влиянием КПК и безбрежный океан крестьянской бедноты вгомииьдановских районах.
В сложившейся обстановке, когда за мирную демократизацию Китая и предотвращение гражданской войны выступали не только подавляющее большинство китайского народа, но и СССР, к которому хотя бы формально вынуждены были присоединиться США и Англия, руководство КПК решило поддержать лозунги мира и демократии, с тем чтобы взять в свои руки политическую инициативу. В принципе ЦК КПК не исключал возможности «мирного развития» и «легальной борьбы». «Существует возможность,— говорилось в Сообщении ЦК КПК от 26 августа,— что после переговоров под давлением внутренних и внешних сил гоминьдан будет на определенных условиях признавать положение нашей партии, а наша партия также на определенных условиях будет признавать положение гоминьдана. Тогда наступит новый этап сотрудничества обеих партий (плюс Демократическая лига и другие) и мирного развития». Для реализации такой возможности КПК готова была пойти на некоторые уступки, в том числе на значительное сокращение территории освобожденных районов на юге, отказаться от собственной денежной системы и др. Но более вероятной ЦК КПК считал перспективу гражданской войны, поэтому мирные переговоры рассматривались в качестве важного средства политической подготовки к войне. «Мир, демократия и сплочение» были главными лозунгами КПК в этот период.

Мирные переговоры между КПК и гоминьданом

Переговоры между Компартией и гоминьданом продолжались с перерывами начиная с осени 1945 до марта 1947 г. Роль посредника на переговорах с согласия КПК взяла па себя американская дипломатия (вначале посол в Китае Хэрли, затем Маршалл), фактически оказывавшая всяческую поддержку реакции. Активное участие в переговорах принимала Демократическая лига — основная партия промежуточных сил, стремившаяся стать арбитром между коммунистами и гоминьдаповцамп. Однако, несмотря на переговоры, военные действия между гомипьдановскими войсками и народными армиями не прекращались, хотя и носили до лета 1946 г. локальный характер. Политическая деятельность КПК в этот период характеризовалась достаточно гибким сочетанием вооруженной борьбы с использованием возможностей легальной работы в районах гоминьдановского господства. Но главной все же была вооруженная борьба.
Первый тур мирных переговоров с гоминьданом состоялся с 28 августа по 10 октября 1945 г. в Чунцине. Делегация КПК на переговорах включала Мао Цзэ-дуна, Чжоу Энь-лая и Ван Жо-фоя; гоминьдановскую делегацию возглавлял Чан Кап-пти. 11 октября Мао Цзэ-дун вернулся в Япьань, а остальные члены делегации Компартии остались в Чунцине продолжать переговоры. Результатом первого этана мирных переговоров было соглашение от 10 октября 1945 г. В соглашении содержалось взаимное обязательство КПК и гоминьдана добиваться решения проблем послевоенного демократического переустройства Китая мирным путем, избежать гражданской войны. В то же время текст соглашения вполне выявил различия позиций сторон. Гоминьдан был готов легализовать КПК и формально включить ее представителей в коалиционное правительство при условии отказа коммунистов от армии и власти в освобожденных районах. В китайских условиях легальная Компартия, лишенная армии и территориальных опорных баз и не имевшая серьезных позиций в гоминьдановских районах, не представляла бы особой угрозы господству крупной буржуазии и помещиков. КПК со своей стороны была готова разделить власть с гоминьданом во всем Китае, войдя в коалиционное правительство, но при условии сохранения в ее руках народных армий и власти в главных освобожденных районах. Поскольку договоренности по этим основным вопросам в Чунцине достигнуто не было, остальные пункты соглашения 10 октября повисли в воздухе.

Тупик, в который зашли осенние переговоры с гоминьданом, укрепил убежденность руководства КПК в неизбежности гражданской войны. (По расчетам Мао Цзэ-дуна, она должна была начаться весной 1946 г.) И действительно, сразу же после опубликования коммюнике от 10 октября гоминьдановские войска получили приказ расширить наступательные операции против освобожденных районов. ЦК КПК ответил на это в начале ноября директивой «мобилизовать все силы и, занимая позицию самозащиты, разгромить наступление гоминьдана, отстоять освобожденные районы и добиться установления мира». Выполняя директиву партии, войска НОА нанесли ряд сильных контрударов по гоминьдановским частям.
Угроза гражданской войны, тяжелое экономическое положение в гоминьдановских районах, усиление репрессий, а также американское вмешательство во внутренние дела Китая вызывали глубокое Возмущение в широких слоях китайского народа. Осенью 1945 г. но гоминьдановским районам прокатилась волна забастовок, аитичанкайшистских митингов, демонстраций. Широкий резонанс вызвало выступление студентов Юго-Западного университета в Куньмине, завершившееся 1 декабря расстрелом и массовыми избиениями. Студенческие волнения были традиционным для Китая признаком политической активизации прохмежуточных сил. Несмотря на стихийность и неорганизованность, первое послевоенное массовое выступление населения гомпиьдановских районов оказало серьезное воздействие на политическую обстановку в Китае.
Протест китайского народа против угрозы гражданской войны был поддержан мировой общественностью. По настоянию правительства Советского Союза на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Англии, происходившем в декабре 1945 г., было принято решение, в котором отмечалась необходимость мирного объединения Китая и прекращения, гражданской войны. Три державы взяли на себя обязательство придерживаться принципа невмешательства во внутренние дела страны; было достигнуто согласие в отношении желательности вывода из Китая советских и американских вооруженных сил в возможно кратчайший срок. Это обязательство было выполнено лишь Советским Союзом: вывод советских войск был начат в марте и завершен к 3 мая 1946 г. Американские же войска оставались в Китае вплоть до 1949 г., когда они были вынуждены уйти оттуда под напором победоносной народной революции.
Решения Московского совещания и возмущение масс заставили гоминьдановское правительство временно отступить. В конце декабря между делегациями КПК и гоминьдана возобновились переговоры о прекращении военных действий и созыве Политической консультативной конференции (ПКК), которые привели 10 января 1946 г. к соглашению о перемирии. В тот же день в Чунциие открылась Политическая консультативная конференция с участием представителей гоминьдана, Компартии, промежуточных партий и беспартийных деятелей. Работа и решения ПКК явились наиболее крупным событием в ходе мирных переговоров между Компартией и гоминьданом.. Компартии удалось, опираясь на поддержку демократической общественности и привлекая на свою сторону часть представителей промежуточных сил, взять в свои руки инициативу на конференции. Позиция Компартии была изложена в представленном ею «Проекте программы мирного строительства государства», совпадавшего с Конкретной программой, одобренной VII съездом партии. Предложения Компартии легли в основу резолюций ПКК, принятых 31 января и содержавших конкретный план мирного перехода от гоминьдановской диктатуры к демократическому коалиционному правительству в форме Государственного совета. 20 мест из 40 в Госсовете предназначалось гоминьдану и 20 — коммунистам, другим партиям и беспартийным, причем решения по важным политическим вопросам должны были приниматься 2/з членов Совета.
Постановление об общей политической программе предусматривало отказ гоминьдана от права контролировать правительство, введение самоуправления провинций (что давало возможность сохранить демократические порядки в освобожденных районах), предоставление народу демократических прав, осуществление экономической политики на основе суньятсеновского принципа народного благоденствия: земля — хлебопашцу, работа — рабочему, свобода деловой активности — предпринимателям и торговцам, более высокий жизненный уровень — всему населению. Было принято решение о созыве Национального собрания, причем для Компартии и других партий (помимо гоминьдана) резервировалось более 25% мест, что давало им возможность блокировать принятие антидемократических решений. По важнейшему вопросу о реорганизации армии договоренность была достигнута уже после окончания работы ПКК: китайская армия сокращалась до 60 дивизий (по 14 тыс. человек), из них 50 гоминьдановских и 10 коммунистических.
Решения конференции, отражавшие соотношение классовых сил в стране, носили компромиссный характер. Их осуществление позволило бы сделать первые реальные шаги на пути демократизации Китая. Хотя январские соглашения и не отвечали полностью требованиям Компартии, она заявила о своей готовности бороться за их претворение в жизнь. Однако осуществление соглашений было сорвано гоминьдановцами.
Наблюдение за выполнением соглашения о перемирии от 10 января 1926 г. было возложено на Исполнительный штаб, созданный по инициативе Маршалла в Бэйпиие. От КПК в состав штаба входил генерал Е Цзянь-ин. Исполнительный штаб и его разветвленный аппарат на местах активно использовались американцами в собственных политических и военных целях. В то же время Исполнительный штаб служил дополнительным каналом, через который осуществлялись в то время довольно широкие дипломатические контакты между КПК и СЙ1А.
Гоминьдановская клика и не помышляла о выполнении решений ПКК. Она развязала террор против демократических организаций, вероломно нарушила договоренность о прекращении огня, развернув с помощью США наступление своих войск в СевероВосточном Китае.
Состоявшийся в начале марта 1946 г. пленум ЦИК гоминьдана путем различных оговорок фактически отверг решения конференции и принял курс на форсированную подготовку к гражданской войне. К границам освобожденных районов было стянуто около 200 дивизий. С целью камуфляжа этой антинародной политики гоминьдановцы организовали серию антисоветских провокаций, развернули пропагандистскую кампанию против коммунистов, обвиняя их в расколе Китая. Курс Чан Кай-ши на гражданскую войну был поддержан империалистами США, усиленно наращивавшими военный потенциал гоминьдана.
Компартия также активно готовилась к общекитайской гражданской войне. Важнейшей частью этой подготовки была аграрная политика партии.
Первое время после капитуляции Японии КПК продолжала придерживаться подтвержденной VII съездом партии политики ограничения помещичьей эксплуатации путем снижения арендной платы п ссудного процента. Однако, поскольку снижение арендной платы не могло компенсировать все возраставшего бремени, ложившегося на крестьянство в связи с расширением гражданской войны, КПК с начала 1946 г. постепенно переходит к частичной конфискации помещичьей земли. Изъятие части помещичьей земли в пользу крестьян проводилось в этот период иод видом проверки снижения арендной платы в старых освобожденных районах и «сведения счетов с предателями» в новых. По существу это была политика постепенного, замаскированного в тактических целях перехода от снижения арендной платы к ликвидации помещичьего землевладения. Темпы этого перехода находились в зависимости от размаха гражданской войны. Подчиненность аграрной политики КПК задачам и характеру вооруженной борьбы за власть в период народно-освободительной войны прослеживается достаточно отчетливо.
4 мая 1946 г. ЦК КПК принял официальное закрытое решение о возвращении в принципе к политике ликвидации помещиков как класса, т. е. конфискации помещичьих земель и передаче их в собственность малоземельным и безземельным крестьянам «на справедливых уравнительных началах». Проведение этого решения в жизнь резко обостряло классовую борьбу в стране и делало неминуемым широкое вооруженное столкновение в самое ближайшее время.
КПК проводила также усиленную военно-мобилизационную подготовку к гражданской войне. Были расширены ряды народного ополчения и улучшено его вооружение, значительно повышена боевая подготовка регулярных войск. Исключительно важное значение ЦК КПК придавал созданию и укреплению военнополитических опорных баз на северо-востоке как одному из основных условий победы в гражданской войне.
Послевоенный политический курс КПК, сочетавший мирные и вооруженные формы борьбы, оправдал себя на практике и позволил партии подготовиться к отпору гоминьдановской реакции. Выработанный под воздействием ряда внутренних и международных условий, этот курс позволил партии избежать опасностей, связанных с переоценкой ее руководством военного фактора китайской революции.

Начало гражданской войны в Китае

В конце июня 1946 г. армии Чан Кай-ши начали общее наступление против освобожденных райоHOB. Гоминьдановская авиация бомбила столицу освобожденных районов Яньань. Благодаря численному превосходству (2 млн. штыков против 1,2 млн. в НОА) и несравненно лучшему вооружению гоминьдановцам в первые месяцы войны удалось добиться временных успехов. С июля по октябрь 1946 г. они захватили свыше 100 городов, включая такие сравнительно крупные центры провинций и районов, как Чэндэ, Чжанцзякоу, Аньдун, Хуайииь. Территория освобожденных районов сократилась на 200 тыс. кв. км. Это был самый трудный период для НОА, Компартии и населения освобожденных районов.
Характерной чертой политики КПК на протяжении первого года народно-освободительной войны было то, что партия не выставляла открыто лозунга насильственного свержения нанкинского правительства, а вела военную и политическую борьбу против него под флагом самозащиты. Это объяснялось главным образом тем, что задача завоевания подавляющего большинства народа на сторону КПК к началу гражданской войны не была еще решена, значительные слои населения, в том числе в освобожденных районах, и даже часть партии и армии не были готовы к восприятию лозунгов радикальной народно-демократической революции. Это обстоятельство приходилось учитывать даже при проведении аграрной реформы, которая сама служила главным инструментом завоевания крестьянства на сторону партии.
В директиве от 20 июля 1946 г. «Разгромить наступление Чан Кай-ши войной самозащиты» ЦК КПК взял курс на развертывание народной, по существу крестьянской, войны против гоминьдаповскоп реакции. Народно-освободительной армии ЦК КПК дал установку на маневренную войну как главную форму боевых действий. Театр военных действий в освобожденных районах был разделен на шесть крупных боевых зон, соответствовавших основным опорным базам НОА, каждая из которых находилась под руководством соответствующих бюро ЦК КПК: 1) Шаньси — Хэбэй — Хэнань (руководители Лю Бо-чэн и Дэн Сяо-гшп) ; 2) Восточный Китай (руководители Чэнь И, Су Юй, Ло Жуй-ции, Тань Чжэнь-линь); 3) Северо-Восточный Китай (руководители Гао Ган, Линь Бяо, Ло Жун-хуань) ; 4) Шаньси — Чахар — Хэбэй (руководители Не Жун-чжэнь и др.); 5) Шаньси — Суйюань (руководители Пэн Дэ-хуай, Хэ Лун) ; 6) Центральная равнина (руководители Ли Сянь-нянь, Чжэнь Вэй-сань, Се Фу-чжи). Общее военно-политическое руководство осуществляли ЦК КПК и Народно-революционный военный совет под председательством Мао Цзэ-дуиа. Кроме того, имелось Главное командование НОА во главе с Чжу Дэ.
Опираясь па крестьянство освобожденных районов и применяя тактику маневренной воины, НОА сумела выйти из-под удара гоминьдановских войск и сохранить свою живую силу.
Гоминьдановцы же несли значительные потери и не смогли продолжать наступления на всех фронтах. В следующие четыре месяца (ноябрь 1946 — февраль 1947 г.) чанкайшистские войска вели наступательные операции главным образом в Восточном Китае (северная Цзянсу и Шаньдун), но вынуждены были оставить часть территории освобожденных районов в других провинциях (за эти четыре месяца количество городов, занятых борющимися сторонами, сравнялось). В марте 1947 г. гоминьдановцы предприняли еще одну попытку добиться решающего успеха, нанеся главный удар в направлении Япьани, где в течение 10 лет находились ЦК КПК и Главное командование НОА. 19 марта 1947 г. Яньань была эвакуирована частями НОА. Одновременно развернулось новое гомпньдановское наступление в Шаньдуне.
Но захват Яньани был пирровой победой гоминьдана. Своей основной стратегической цели — уничтожения главных сил НОА и ее опорных баз — контрреволюционному лагерю добиться не удалось. Напротив, соотношение сил в сражениях первого года войны все больше менялось в пользу НОА. Измотав противника в маневренных боях и сохранив при этом свои главные силы ценой потери части территории, НОА ужо с начала 1947 г. перешла в контрнаступление на отдельных направлениях и стала понемногу теснить противника.
Упоенные успехами на фронте в первые месяцы войны, гоминьдаповские заправилы спешили пожать политические плоды военных «побед». 15 ноября 1946 г. правительство Чан Кай-ши вопреки решениям Политической консультативной конференции в одностороннем порядке созвало Национальное собрание, в котором безраздельно господствовали гоминьдановские политиканы. Компартия, Демократическая лига, Китайская ассоциация труда, прогрессивные беспартийные деятели бойкотировали это сборище реакционеров. Чтобы придать гомпньдаиовской террористической диктатуре более респектабельную внешность, Национальное собрание приняло псевдодемократическую конституцию, на деле закреплявшую власть верхушки буржуазии и помещиков. Но и эта конституция вступала в действие лишь через год, когда реакция рассчитывала окончательно разгромить силы революции.
разделен на две части: основная часть Секретариата (Мао Цзэ-дун, Чжоу Энь-лай, Жэнь Би-ши) функционировала еще несколько месяцев в северной части Шэньси, а созданный в апреле 1947 г. Рабочий комитет ЦК (Лю Шао-ци, Чжу Дэ и др.) во главе с Л го Шао-ци избрал своим местопребыванием Хзбэй (деревня Сибайпо уезда Пиншань); в мае 1948 г., когда сюда прибыли остальные члены Секретариата, Рабочий комитет был упразднен.
Пока же на территории, подвластной клике Чап Кай-ши, продолжали свирепствовать законы военного времени.
Развязав антинародную гражданскую войну, реакционные правители Китая одновременно все дальше вовлекали страну в объятия американского империализма. Накануне созыва Национального собрания, 4 ноября 1946 г., правительство Чан Кай-ши подписало с США Договор о дружбе, торговле и мореплавании, ставший правовой основой по существу неограниченного американского хозяйничанья в Китае. Вместе с рядом других кабальных соглашений, заключенных гоминьдановцами в 1947—1948 гг., этот договор фактически лишал Китай национальной самостоятельности и ставил гоминьдановских правителей В полную зависимость от американской военной и экономической помощи, общий размер которой за 1945—1948 гг. составил около 6 млрд. долл. В обмен на эту помощь американский империализм получал контроль над экономикой страны и право политического вмешательства в ее внутренние дела. Большую роль в разработке планов дальнейшего усиления американского контроля над положением в Китае сыграла миссия генерала Ведемейера (июль — август 1947 г.). Результатом миссии Ведемейера был ряд новых соглашений и практических мероприятий, направленных на расширение американской помощи клике Чан Кай-ши и на подчинение Китая целям агрессивной политики США на Дальнем Востоке. Реализация этого курса была возложена на нового американского посла в Китае Лейтона Стюарта.

Революционный подъем в районах гоминъдановского господства

Антинациональная внешняя и реакционная внутренняя политика гоминьдановской клики еще более углубила политический и экономический кризис в стране. В то время как американские монополии и гоминьдановские заправилы наживались на гражданской войне, народное хозяйство деградировало, положение трудящихся становилось невыносимым. Промышленное и кустарное производство переживало упадок. Национальная буржуазия, пытаясь устоять в конкурентной борьбе с американским капиталом, ухудшала условия труда рабочих. Не выдерживая конкуренции, она закрывала предприятия. Множилась армия безработных. Объем сельскохозяйственного производства составлял в 1947 г. менее 2/з довоенного уровня (1936 г.). Миллионы крестьян теряли последние клочки земли и превращались в пауперов. Десятки миллионов людей голодали.
Все это вызывало возмущение народных масс. В первой половине 1947 г. по гоминьдановскому Китаю прокатилась мощная волна демонстраций, забастовок, голодных бунтов, вооруженных восстаний. В это движение втягивались все слон населения — рабочие, крестьяне, интеллигенция, мелкая городская буржуазия, национальная буржуазия. Число забастовок превысило 3 тыс., в них участвовало 3 200 тыс. рабочих основных пролетарских центров страны — Шанхая, Тяньцзиня, Уханя, Гуанчжоу, Циндао и др. Центром забастовочной борьбы был Шанхай. В 1947 г. в забастовках и трудовых конфликтах приняло участие свыше 1 млн. шанхайских рабочих.
Наивысший за всю историю китайской революции подъем переживало в 1947 г. студенческое движение. Наиболее яркими эпизодами студенческого движения были антиамериканские забастовки и демонстрации студентов в январе 1947 г. и студенческие демонстрации против голода и войны в мае — июне 1947 г.
Вспыхивают волнения городских низов. За первые пять месяцев 1947 г. в 38 городах девяти гоминьдановских провинций произошли голодные «рисовые бунты», в которых приняло участие более 170 тыс. человек.
Глухое брожение охватило гоминьдановскую деревню: бывали случаи неповиновения властям и даже открытые выступления. Крестьяне протестовали против непосильных налогов, реквизиций и рекрутчины. Это создавало благоприятные условия для развертывания коммунистами партизанского движения в гоминьдановском тылу. В 1947 г. крестьянские партизанские отряды действовали в 17 провинциях. Однако партизанское движение не было массовым. К середине 1948 г. в партизанских отрядах насчитывалось всего 30 тыс. бойцов.
С оружием в руках поднялись против чанкайшистской тирании народы национальных окраин. Вооруженными восстаниями были охвачены Внутренняя Монголия, Сикан, Синьцзян. В Синьцзяне повстанцы добились в 1946 г. включения своих представителей в провинциальное правительство, но в середине 1947 г. гоминьдановцы стали преследовать сторонников национального равноправия и дружбы с СССР и вынудили их представителей выйти из синьцзянского правительства. 28 февраля 1947 г. вспыхнуло вооруженное восстание на Тайване, но оно было потоплено в крови гоминьдановскими палачами.
В Китае складывалась общая революционная ситуация, которая явилась решающим внутриполитическим условием последующих успехов НОА. Уже в начале 1947 г. ЦК КПК (в директиве от 1 февраля) сделал вывод, что Китай находится накануне «новой великой народной революции». В соответствии с этой оценкой был вновь выдвинут временно снятый после капитуляции Японии лозунг единого общенационального фронта, включающего рабочих, крестьян, городскую мелкую буржуазию, национальную буржуазию, «прогрессивно настроенных шэныпи», прочие патриотические элементы, национальные меньшинства и китайских эмигрантов. В мае 1947 г. этот вывод был дополнен положением о складывании двух фронтов революционной борьбы — фронта боевых действий НОА и фронта борьбы населения гоминьдановских районов против власти Чан Кай-ши. Возникновение «второго фронта» в тылу правительственных войск показало, что «события в Китае развиваются быстрее, чем предполагалось». Иными словами, возникновение общей революционной ситуации в Китае в 1947 г. было для ЦК КПК до некоторой степени неожиданностью.
В силу своей односторонней приверженности к военно-политическим формам борьбы, недоверия к рабочему классу Мао Цзэ-дун оказался не в состоянии по достоинству оценить все значение новой мощной революционной волны, размывавшей устои буржуазно-помещичьей диктатуры. В стратегию КПК не было внесено существенных изменений. Правда, КПК несколько активизировала свою деятельность в гоминьдановских районах, однако она не могла наверстать упущенного в прошлые годы; ее работа в городах никак не отвечала требованиям обстановки и на протяжении всего периода народно-освободительной войны оставалась наиболее слабым местом партии. Поэтому революционные выступления на подвластных Нанкину территориях, несмотря на их размах и боевое настроение масс, были разрозненными и недостаточно организованными. Путем жесточайших репрессий силам реакции удалось сдержать натиск масс и предотвратить революционный взрыв в контролируемых ими провинциях.
Тем не менее революционный подъем в районах гоминьдановского господства подорвал главную опору власти Чан Кай-ши — его военную машину, лишил правительственные войска устойчивого тыла, изолировал реакцию, создав тем самым необходимые политические предпосылки для решающих военных успехов Народно-освободительной армии.
Особое значение для КПК имел тот факт, что народная армия имела прочный тыл и мощную базу снабжения на северо-востоке: освобожденные районы на протяжении многих тысяч километров непосредственно примыкали к границам Советского Союза. В освобожденные районы Северо-Восточного Китая советские внешнеторговые организации поставляли горючее, автомашины, медикаменты, уголь и другие товары, необходимые для снабжения населения и армии, а также оборудование для школ и больниц. Большую роль в укреплении революционной базы на Северо-Востоке Китая сыграла советская помощь в восстановлении и развитии промышленности, железнодорожных и водных коммуникаций, в подготовке китайских кадров. В соответствии с советско-китайским договором от 14 августа 1945 г. Советское правительство не допустило переброску гоминьдановских войск в Маньчжурию через порт Дальний. Все это позволило превратить освобожденные районы Маньчжурии фактически в главный стратегический плацдарм НОА в период народно-освободительной войны. Однако националистически настроенные группы в руководстве КПК пытались замолчать и отрицать эту большую разностороннюю помощь СССР. Так, в закрытой директиве от 20 июля 1946 г. Мао Цзэ-дун подчеркивал: «Чан Кай-ши получает помощь от США… Мы не получаем помощи извне… Мы во всем опираемся на собственные силы…».
Благоприятная международная и внутриполитическая обстановка позволила НОА к исходу первого года войны не только полностью сорвать наступление вражеских войск и в основном восстановить положение, существовавшее к началу войны, но и расчленить гоминьдановский фронт, прочно овладеть основными коммуникациями в Северном Китае. Численность НОА возросла до 2 млн. бойцов, улучшилось ее снаряжение и вооружение. Гоминьдановцы за год боев потеряли 1120 тыс. человек. Неудачи на фронте и революционный подъем в тылу гоминьдановских войск подрывали их боеспособность. Началось разложение военной машины Чан Кай-ши, созрели условия для перехода народных вооруженных сил в стратегическое наступление.

Послевоенный политический кризис. Начало гражданской воины и возникновение общей революционной ситуации (сентябрь 1945 — июнь 1947 г.). Национально-освободительная война против японского империализма (1937—1945 гг.). История Китая

Читать дальше История Китая

Вернуться к содержанию История Китая

Комментарии закрыты.